вывести карту выпусков

выбрать выпуск:

отсортировать по рубрике:

выбрать материал выпуска:

Луи Риэль — Государственный преступник и народный герой

В ноябре 2000 г. общественность Канады отмечает 115 лет со дня казни Луи Риэля (Louis Riel) — борца за гражданские права канадских метисов, вождя двух народных восстаний, внесшего существенный вклад в борьбу против угнетения и несправедливости, в развитие государства.

Этническая общность метисов сложилась в Канаде в XVIII — первой половине XIX вв. Она образовалась в результате браков франкоканадских вояжеров и первопоселенцев с индианками. Эти люди занимались охотой, скотоводством, обслуживали в качестве лодочников и проводников Компанию Гудзонова залива, которая с 1670 г. была сувереном огромной территории от Великих озер до Северного Ледовитого океана и Скалистых гор. Заимствовав у индейцев вольнолюбие и демократизм, метисы образовали своеобразный авангард канадского общества на тогда еще не освоенных европейцами землях. (По оценкам некоторых экспертов, их численность составляет ныне около 1 млн. человек, однако переписью 1991 г. зарегистрировано 213 тыс., из них 46 тыс. в Манитобе, 33 тыс. в Саскачеване, 56 тыс. в Альберте.) Изначально метисская нация говорила, в основном, на французском языке и исповедовала католичество.

Луи Риэль (в некоторых русскоязычных изданиях закрепилась неправильная транскрипция его фамилии — Риль) родился в 1844 г. в небогатой метисской семье в поселке Сен-Бонифас на Красной реке (Ривьер-Руж, она же Ред-Ривер в нынешней провинции Манитоба). Его далекий предок был ирландцем по имени Рейли, осевшим и "офранцузившимся" в Квебеке, франкоязычные потомки которого смешались с индейцами уже в манитобских прериях. В

14-летнем возрасте по совету местного католического священника Луи был направлен в одно из монреальских духовных училищ. Оказавшись в большом городе, Луи вскоре проявил интерес к общественно-политической жизни. Поприще священника перестало его привлекать, и после шести лет обучения он с согласия пастырей отказался от духовного сана и уехал в американский штат Миннесота, где до 1868 г. работал школьным учителем.

24-летний Риэль вернулся в Манитобу, когда в ее жизни наступили важные перемены. В 1867 г. Канада из колонии была преобразована в доминион. Новая страна направила свои усилия на присоединение территорий на северо-западе континента. Уже в 1868 г. правительство Канады заключило с Компанией Гудзонова залива соглашение о покупке ее владений. При этом об уважении территориальных и имущественных прав коренных жителей присоединяемых территорий в ту пору не было и речи.

Заканчивалась власть могущественной купеческой корпорации над обширными пространствами Северной Америки. Собственности и образу жизни коренного населения стали угрожать федеральная бюрократия, железнодорожные компании, земельные спекулянты и скваттеры. Население долины Красной реки составляло тогда 12 тыс. человек, из которых 82% были метисами. В Оттаве, Монреале и Торонто считали, что новые земли — это только колонии.

Ответом стало начавшееся в ноябре 1869 г. народное восстание, которое возглавил Луи Риэль, быстро завоевавший доверие народа как талантливый политический руководитель. В Форт-Гэрри, близ современного Виннипега, было образовано метисское временное правительство Северо-Западной республики, секретарем которого (фактически главой) стал Риэль. Оно конфисковало собственность Компании Гудзонова залива, провело выборы в законодательную ассамблею, утвердило флаг Манитобы с изображением бизона, которыми изобиловали местные прерии.

На многодневных заседаниях правительства, происходивших, несмотря на морозы, под открытым небом при участии сотен местных жителей, были приняты условия вхождения Манитобы в состав Канады: присоединение в качестве полноправной провинции; сохранение местным населением земельных участков, принадлежавших ему к 1869 г.; равенство английского и французского языков в законодательных и судебных органах Манитобы; обеспечение провинции четырех мест в палате общин федерального парламента.

В этих требованиях не было ничего экстремистского. Восставшие вовсе не возражали против присоединения к Канаде. Их самые радикальные требования не шли дальше предоставления избирательных прав лицам старше 21 года, владеющим недвижимостью.

Правительство Риэля публично заявило, что будет функционировать только до перехода Манитобы под контроль канадских властей. Оно послало своих эмиссаров в Оттаву, чтобы урегулировать спорные вопросы за столом переговоров. Федеральное правительство скрепя сердце демонстрировало готовность к мирному урегулированию манитобской проблемы. В устной форме, через духовенство, оно даже пообещало никого не преследовать. На деле же правящие круги доминиона были крайне раздражены тем, что не известная еще в Канаде власть осмеливается ставить им условия.

Ряд требований манитобцев федеральное правительство все же было вынуждено принять. Полное их отклонение могло нанести правящей партии большой урон во франкоязычном католическом Квебеке, где уже наблюдались симпатии к метисам; между тем Квебек был тогда важной региональной опорой консервативной партии. 12 мая 1870 г. федеральные власти в специальном Манитобском акте декларировали уважение собственности и обычаев метисов и индейцев, а также признали равноправие английского и французского языков. Манитоба принималась в Канадскую конфедерацию в качестве новой (тогда пятой) провинции. Издание Акта было несомненным успехом восставших.

Конфискация собственности Компании Гудзонова залива дала Оттаве повод для военно-полицейской операции против метисской республики. Под предлогом "наведения конституционного порядка на Северо-Западе" к Форт-Гэрри были двинуты части англоканадской милиции и английских войск — 1200 штыков под командованием полковника Уолсли. Следует отметить, что правительство Риэля, знавшее о движении этих войск, проявило наивность и доверчивость. Метисы и индейцы были в состоянии разбить или надолго задержать экспедицию Уолсли среди болот и густых лесов Северного Онтарио, но восставшие дали возможность его отряду добраться до Манитобы без единого выстрела. В июле он вышел к неподготовленному к обороне Форт-Гэрри и приготовился к штурму. Риэль с соратниками в последнюю минуту успели скрыться. За его голову была назначена награда в 5 тыс. долл. В нарушение договоренностей в провинции начались аресты, часть населения была вынуждена бежать на запад.

Восстание на Красной реке стало важнейшим рубежом в истории всего канадского Запада. Оно сопровождалось созданием недолго просуществовавшей народной власти и заложило фундамент радикально-демократической традиции в общественной жизни степных провинций. Восстание означало также попытку франкоязычных канадцев утвердиться на новых территориях и осуществить национальное равноправие.

Через год после присоединения Манитобы к Канаде лейтенант-губернатор провинции обратился с просьбой к Риэлю, находившемуся на нелегальном положении, помочь властям отбить ожидавшееся вторжение отряда фениев — американо-ирландских аннексионистов, давно зарившихся на многие канадские земли, а порой претендовавших и на захват всей страны. Риэль дал положительный ответ и вскоре организовал конный отряд из 500 метисов. Лейтенант-губернатор публично обменялся с Риэлем рукопожатием и посулил амнистию (Риэль официально все еще считался государственным преступником). Американский рейд был сорван.

В 1872 г. правительство Макдональда через знакомого Риэлю епископа Таше передало основателю Манитобы совет покинуть страну. Риэль уступил уговорам епископа и направился в США.

Жители Манитобы выразили свою признательность Риэлю тем, что на федеральных выборах (1874 г.) избрали его депутатом палаты общин. Конечно, Риэль, объявленный государственным преступником, не мог приступить к исполнению депутатских обязанностей. Против него объединились обе крупные партии доминиона — Консервативная и Либеральная. Итоги выборов были признаны недействительными, но на дополнительных выборах 1875 г. Риэль был избран вновь. Тогда консерваторы и часть либералов в палате общин проголосовали за специальную резолюцию о его "изгнании" из парламента. Лишь однажды ему удалось проникнуть инкогнито в здание парламента и расписаться в журнале посещений.

Этой яркой и трагической фигуре предстояло еще раз появиться на авансцене канадской истории — 10 лет спустя в Саскачеване.


Ч. Аркадьев

© Интернет-Центр русскоязычной общины Канады, 1999—2000.
© C. S. Arbiter, разработка и поддержка, 1999—2000.