вывести карту выпусков

выбрать выпуск:

отсортировать по рубрике:

выбрать материал выпуска:

Торонто и другие города Южного Онтарио

О провинции Онтарио говорят, что в ней находится “треть населения и половина всего остального, что есть в Канаде”. Под “всем остальным” имеются в виду, конечно, вещи рукотворные: промышленность, инфраструктура и прежде всего города: из 16 крупнейших городских агломераций Канады (они же “переписные метрополитенские ареалы”, “СМА”, т. е. города в их реальных границах, вместе со слившимися пригородами) ровно 8 находятся в Онтарио. При этом 7 из них без стоящей “на отшибе”, у квебекской границы, федеральной столицы Оттавы (о ней мы рассказали в №12 “Канадского паспорта”), находятся совсем близко друг от друга, на небольшом треугольном участке суши, почти со всех сторон окруженном Великими озерами — Онтарио, Эри и Гурон — и получившем название “полуостров Онтарио”. Здесь расположена столица провинции — Торонто (4,3 млн. жителей по переписи 1996 г.); промышленный (черная металлургия) Гамильтон (625 тыс. чел.); важный культурный центр англоканадцев Лондон (400 тыс. чел.), расположенный, кстати, на берегу канадской реки Темзы; основанный немецкими переселенцами в 1805 г. город под названием Берлин и переименованный в 1914 г. в Китченер (383 тыс. чел., вместе со слившимися с ним городами Уотерлу и др.); слившиеся пограничные с США города Сент-Катаринс и Ниагара-Фолс у знаменитого Ниагарского водопада (вместе — 372 тыс. жителей); центры автомобилестроения (где действуют канадские филиалы всех крупнейших американских автомобильных фирм) — канадский сосед Детройта г. Уинсор (280 тыс. чел.) и расположенная вблизи Торонто Ошава (270 тыс.).

Это — самая южная и самая теплая часть Канады, она расположена между 42 и 44 градусами северной широты, то есть на широтах Батуми, Сочи и Туапсе (впрочем — и Владивостока); здесь растут виноград, табак, соя и кукуруза, и летом бывает так же жарко и влажно, как на нашем черноморском Юге. Здесь — забудьте о привычных стереотипах восприятия Канады как обширной, холодной и редкозаселенной страны: именно на этой территории, величиной с две Эстонии (примерно 100 тыс. кв. км., что составляет 10% площади великой и могучей провинции Онтарио и лишь 1% — всей Канады), и сконцентрирована треть населения великой страны и производится около 40% ее валового внутреннего продукта. Густозаселенный, плотно застроенный, ухоженный юг Онтарио похож скорее на районы Западной Европы. Но, когда вы совсем расслабитесь среди субтропических цветов, по которым порхают совсем уж тропические птички колибри, придет сначала теплая, не “золотая”, а “багровая” осень с необычно ярко-красно-пурпурным цветом увядающей листвы канадского сахарного клена и кустарника сумаха, колибри улетят, а зимой арктические морозные ветры напомнят вам, что вы все-таки в Канаде — невзирая на географическую широту. Недаром здесь делают лучшие в мире дубленки.

Именно в города Южного Онтарио, этого самого “полуострова”, направляется больше половины всех новых иммигрантов, въехавших в Канаду в 90-е годы (в 1996 г. — 120 тыс. из общего числа в 225 тыс.). В столице провинции и крупнейшем городе всея Канады, в Торонто, иммигранты составляют 38% населения города — более полутора миллиона человек.

Пестрота этнического и расового состава населения — это ярчайшая сторона Торонто, то, что выделяет его даже среди канадских городов (в принципе, почти все они многоэтничны), и именно с этой особенности города хотелось бы начать рассказ о нем.

Есть в Канаде понятие: “видимые меньшинства” (visible minorities), которые “Акт о равноправии в принятии на работу”(“Employment Equity Act”) определяет как “лица неаборигенного происхождения некавказской (т. е. неевропеоидной — А. Ч.) расы или небелого цвета кожи”. Как раз на устранение их дискриминации направлен этот тщательно соблюдаемый Акт (федеральный закон). Так вот, доля “видимых меньшинств” в населении Торонто — самая высокая в Канаде: 31,6% или 1338 тыс. чел. в 1996 г. (для сравнения: в Монреале 12,2%, Оттаве 11,5%, Квебеке — 1,5%). Среди них в Торонто проживают крупнейшие в Канаде китайская (335 тыс. чел.) и индо-пакистанская (330 тыс.) общины, почти половина всех чернокожих канадцев (275 тыс. из общего числа в 574 тыс. — в основном иммигранты с Ямайки и других островов Карибс

кого моря), филиппинцы (100 тыс.), арабы (72 тыс.), латиноамериканцы (62 тыс.), вьетнамцы (46 тыс.), корейцы (30 тыс.) и японцы (17 тыс.). Если учесть полмиллиона живущих в Торонто смугловатых итальянцев, десятки тысяч португальцев, югославов, греков, испанцев и других южных европейцев, неудивительно, что живущие в Торонто англоканадцы сначала в шутку, а теперь уже и всерьез стали называть именно себя “видимым меньшинством”.

Тем не менее Торонто — важнейший центр англоканадской культуры, и цементирует культурную жизнь торонтцев (они называют себя красивым словом Torontonians) всеобщее знание английского языка, на котором свободно говорят 96% жителей города (из них 8% владеют еще и французским).

Пестр и религиозный состав населения. 36% жителей Торонто — католики, 35% — протестанты, 15% нерелигиозны, 8% исповедуют нехристианские религии (буддизм, ислам, сикхизм, индуизм), 4% — иудеи (самый высокий процент в Канаде, сравните: их 3% в Монреале, 2% в Виннипеге и по 1% — в Оттаве, Калгари и Ванкувере). Православных — менее 2%, это в основном греки, часть украинцев (которых в 1996 г. насчитывалось во всем Онтарио 90 тыс. чел.) и русские (число которых в Торонто в середине 90-х гг. оценивалось в 50—75 тыс. чел.).

Пестрота этнического состава населения Торонто (как и других городов Онтарио) связана с его бурным ростом в последние четыре десятилетия: интенсивным экономическим развитием, ведущим к возникновению все новых рабочих мест, которые привлекают сюда иммигрантов со всего мира.

Торонто был основан (под названием Йорк) в 1793 г. на берегу озера Онтарио, на пересечении старых торговых путей, проложенных еще франкоканадскими “вояжерами”-мехоторговцами. Во время англо-американской войны 1812—1814 гг. он был дважды атакован, захвачен и сожжен американскими войсками (1813 г.). В 1834 г., когда его население достигло 9 тыс. чел., он получил статус города и название Торонто: так на языке местных индейцев-гуронов уже несколько веков называлось это удобное урочище у озера, и означало оно “место встреч”. (Сами же гуроны давно покинули эти места, бежав под защиту своих друзей-французов в Квебек.) В отличие от холмистого, “островного” Монреаля, Торонто в основном лежит на изрезанной живописными оврагами равнине, и только в восточной его части возвышаются так называемые утесы Скарборо, круто обрывающиеся к озеру Онтарио.

Менее чем за 200 лет Торонто проделал путь от захолустного поселка до самого населенного и имеющего наибольшую площадь города страны. В 1956 г. его население достигло 1,5 млн. чел., в 1976 г. — 2803 тыс. (впервые в истории на 0,5 тыс. больше, чем тогда в Монреале), а в 1996 г. — уже 4264 тыс. При этом население “собственно Торонто”, т.е. города в его официальных муниципальных границах (а фактически просто центральной его части, примыкающей к озеру), не превышает 654 тыс. чел. (1996 г.). К западу от центра расположены номинально считающиеся “отдельными городами” Этобико (330 тыс. жителей) и Миссисога (545 тыс.), к северу — Йорк (147 тыс.) и Норт-Йорк (590 тыс.), к востоку — Ист-Йорк (108 тыс.) и Скарборо (560 тыс.). Эти и многие другие пригороды давно уже слились в единое целое с историческим ядром города. Тем не менее на некоторых картах Торонто показан как город с населением “менее 1 млн. жителей”. Это связано с формальным подходом их составителей и сохранением пережитков прошлого административного деления Торонтской агломерации.

Своим внешним видом и многонациональным составом населения Торонто напоминает большие города США. Его жителям, разумеется, знакомы проблемы преступности, расовой дискриминации, загрязнения окружающей среды, шума и т. д., но все же в гораздо меньшей степени, чем обитателям Нью-Йорка, Чикаго или близлежащего Детройта. В отличие от крупных городов США, в центре Торонто нет (да и не было) трущоб. Американским туристам Торонто кажется зеленым, чистым и мирным городом. Здесь нет такого бурного и безжалостного ритма жизни, как в США. Сами торонтцы полушутя полусерьезно определяют атмосферу жизни своего города как “спокойное возбуждение”. Торонто располагает относительно развитой системой общественного транспорта. Это один из немногих североамериканских городов, имеющих метрополитен и трамвай, причем местное метро по внешнему виду станций и вагонов, чистоте и порядку, несомненно, отличается в лучшую сторону от нью-йоркского, хотя и уступает монреальскому (в Монреале, как и в Париже, поезда вагонов метро “обуты” в резиновые шины, отчего метрополитены этих двух городов — самые нешумные в мире). Хорошей по североамериканским стандартам считается и действующая в Торонто система народного образования. Основанный в 1827 г. Торонтский университет (в просторечии U of T, — “Ю оф Ти”), с его 35 тысячами студентов — крупнейший и один из самых престижных в Канаде. Другие известные вузы — Йоркский университет (с 1959 г., 27 тыс. студентов) и Райерсоновский политехнический институт (с 1948 г., 10 тыс.).

Четырехмиллионный Торонто многолик. В начале оживленной, всегда многолюдной Янг-стрит (официально это “самая длинная улица в мире”: ее протяженность от берега озера Онтарио до ее “другого конца” где-то в дебрях за оз. Верхним исчисляется в 1900 км!) чувствуешь себя словно в Париже или Лондоне. Район между улицами Блур, Батерст и Колледж архитектурой и населением сильно напоминает города Италии; и в этом нет ничего удивительного — здесь проживает компактная масса италоканадцев, и даже многие кинофильмы здесь демонстрируются на итальянском языке. Помнится, после визита в Торонто итальянской кинозвезды Софии Лорен жители Колледж-стрит даже пытались переименовать свою улицу в Виа-Софиа. Итальянская община Торонто — самая крупная в мире из всех за пределами Италии. Окрестности Кенсингтонского рынка — район проживания португальской общины. В самом центре, недалеко от здания законодательной ассамблеи провинции, построенного в викторианском стиле, находятся обширный китайский квартал — нет, целый город, где от неоновых иероглифов рябит в глазах, и даже таблички с названиями улиц оформлены на двух языках — английском и китайском (таких “Чайнатаунов” в Торонто еще два, кстати, есть и вторая “Малая Италия”). А застроенные краснокирпичными коттеджами пригороды трудно назвать иначе как типично американскими.

В открывающейся с озера Онтарио панораме центральной части города преобладают выросшие за последние 30 лет небоскребы разных расцветок, в которых размещаются штаб-квартиры ведущих канадских корпораций, прежде всего банков (Toronto-Dominion Bank, Canadian Imperial Bank of Commerce, Royal Bank of Canada и даже — недавно переехавший сюда — Bank of Montreal). Этот район по обе стороны узкой Бей-стрит известен как “сердце банков”, или “канадская Уолл-стрит”. Здесь находятся самые высокие небоскребы и самые дорогие магазины, рестораны, клубы.

На фоне Бей-стрит вырисовывается устремленный ввысь силуэт самой высокой в мире телевизионной башни — 553-метровой “Си-Эн-Тауэр”. С 1976 г. она стала одним из архитектурных символов Торонто наряду со зданиями “новой” городской ратуши (City Hall 1965 года, работы финского архитектора Вильо Ревелля), и Центра искусств, выполненными из бетона, стали и стекла. Со смотровой площадки башни, прозванной “космической рубкой”, открывается вид на город и его окрестности, создающий у зрителей ощущение полета; оно становится полным, когда вокруг башни кружат небольшие самолеты с местного аэродрома. В ясную погоду обзор с башни достигает 120 км, и тогда можно даже увидеть Ниагарский водопад и американский город Буффало.

Неподалеку от башни находятся любимые места отдыха торонтцев. Это созданный на искусственно намытом острове у набережной Онтарио-Плейс с павильонами для показа кинокартин, театральных постановок, концертов и чрезвычайно популярным детским городком. Восточнее лежат Торонтские острова с парком и пляжами.

Торонто — крупнейший промышленный центр Канады, здесь представлены практически все виды обрабатывающей промышленности и производится 30% всей продукции канадского машиностроения. По словам канадского политика и публициста Дальтона Кемпа, “почти все, что канадцы смотрят или слушают, написано, произнесено или опубликовано в Торонто; это настоящая фабрика слов”. И, действительно, это ведущий культурный центр всей англоязычной Канады. В городе работает несколько драматических театров, самые известные из которых — Королевский Александрийский, Национальный балет, Национальная опера, большой Центр искусств, консерватория. На Торонто приходится свыше 65% годовой книжной продукции страны и 80% книг, выпускаемых в англоязычной Канаде. В городе размещается большинство ведущих национальных издательств.

В Торонто выходят десятки газет. Среди них выделяются ежедневная “Торонто стар”, имеющая самый большой в Канаде тираж (450 тыс. экз., а по субботам — 700 тыс.), и “Глоб энд мейл” (310—380 тыс.) — единственная газета, претендующая на статус общеканадского ежедневного печатного органа. В Торонто издаются также оба массовых иллюстрированных канадских журнала — пролиберальный еженедельник “Маклейнз” (именно так произносится его название — Maclean’s) и более консервативный ежемесячный “Saturday Night). Выходят 112 периодических изданий на языках 40 этнических меньшинств, в том числе несколько еженедельников на русском. На многочисленных языках, включая украинский и русский, ведутся передачи местного радио и телевидения.

В городе работает Музей науки и техники, где, в частности, прослежена история наземного транспорта с древнейших времен; Королевский музей Онтарио с большим собранием произведений искусства разных стран и эпох, начиная с древнего Египта; Научный центр Онтарио, планетарий. В Галерее искусств Онтарио собрано значительное количество скульптур и картин стран Европы и Америки, в том числе отдельные работы Брейгеля, Тинторетто, Рембрандта, Ренуара, Моне. Среди скульптур много работ современного канадского скульптора Генри Мура, подаренных им галерее. Ряд небольших картинных галерей, выставок и других мест развлечений и отдыха сосредоточен в Йорквилле. Функционирует большой спортивный зал Мейпл-Лиф-Гар

ден, используемый также для концертов и съездов Либеральной и Консервативной партий. Еще более впечатляет новый ультрасовременный крытый стадион SkyDome с раздвигающейся крышей. В городе сохранился ряд памятников архитектуры прошлого столетия. Имеется свыше трехсот церквей различных конфессий. Работает Дом-музей вождя антианглийского восстания 1837 г. Уильяма Лайона Маккензи, который был первым мэром Торонто.

В Канаде широко известен Торонтский зоопарк, где предпочитают содержать зверей не в клетках или вольерах, а в условиях, максимально приближенных к среде их естественного обитания, включая соответствующую природу.

В 40 км к северо-западу от Торонто, в Клайнбурге находится Национальный художественный музей, основанный в 1952 г. семьей энтузиастов Макмайклов и в 1964 г. переданный ею в дар правительству провинции. Главным его достоянием является большое собрание картин канадских художников первой половины ХХ в. — т.н. Группы семи, создавшей канадскую национальную школу живописи. Члены “семерки” (на самом деле их было 14) впервые в Канаде отказались от подражания европейским мастерам в выборе пейзажей и стиле их изображения и ознакомили мировую публику с самобытной канадской природой.

В том же направлении, что и Клейнбург, расположена открытая в 1981 г. “Страна чудес”, которая создана по образцу американского Диснейленда. Ее посетителей ждут многочисленные аттракционы с участием героев популярных на западе литературных произведений и кинофильмов.

Как бы уменьшенной копией Торонто является находящийся в 70 км к юго-западу от него Гамильтон (624 тыс. жителей). Его нередко называют канадским Питтсбургом, и с должным основанием: предприятия Гамильтона дают больше половины общеканадской выплавки стали.

Близость Торонто не помешала самостоятельному развитию культурной жизни Гамильтона. В городе есть драматический театр “Аквариус”, оперный театр, филармония, а художественная галерея Гамильтона — одна из лучших во всей стране; она уступает только музеям искусств Монреаля, Торонто и Оттавы. Кроме того, Гамильтон имеет музеи техники, спорта и военной авиации, Музей сражения при Стони-Крик (в котором англо-канадские войска разбили вторгшихся в 1813 г. американцев), ботанический сад, зоопарк типа сафари, т.е. с содержанием зверей на свободе в пределах довольно большого огражденного пространства. В 1985 г. в городе открылся новый благоустроенный культурный центр — Коппс-Колизеум.

Колоритен и интересен еще один крупный город Онтарио — Лондон (400 тыс. жителей). Названием он обязан первому лейтенант-губернатору Верхней Канады Джону Симко, который в 1792 г. в поисках безопасного от нападения американцев места для провинциальной столицы направился на юго-запад вверенного ему края. Назвав приглянувшееся место в честь английской столицы, а местную реку — в честь Темзы, он сообщил о своем выборе генерал-губернатору, но вместо одобрения получил приказ о размещении столицы в Йорке, т. е. в нынешнем Торонто. Немилость высших колониальных властей не помешала второму Лондону превратиться в привлекательный и уютный город.

Населенный преимущественно англоканадцами, Лондон играет роль одного из центров культуры англоязычной Канады. Здесь находится Университет Западного Онтарио (основан в 1878 г., 22 тыс. студентов), художественная галерея с неплохой коллекцией произведений канадского искусства XVIII и XIX столетий, а также известная в стране Школа бизнеса, готовящая администраторов и консультантов для делового мира. Среди достопримечательностей Лондона — элегантный белый Элдон-хауз, принадлежавший аристократическому семейству Харрисов и служивший в прошлом веке важнейшим средоточием культурной жизни Онтарио, а также действующая имитация пивоваренного завода XIX в., основанного крупным предпринимателем Лабаттом. В окрестностях Лондона — Музей сельской жизни Онтарио под открытым небом.

Далеко за пределами Онтарио известен небольшой город Стратфорд. Его жители считают, что необычная судьба этого местечка была предопределена в 1830 г., когда один из горожан вздумал назвать свой дом “шекспировским подворьем”. Экзотическое название привилось и вскоре население нарекло город Стратфордом, а реку, на которой он стоит, Эйвоном; во всем остальном он не отличался от прочих провинциальных городов Канады. Слава пришла к канадскому Стратфорду в середине нашего столетия. В 1952 г. местный журналист Томас Паттерсон, страстный любитель искусства, предложил чтить память Шекспира ежегодным театральным праздником. Сначала его идею сочли утопической; тогдашний мэр города издевательски спросил: “А кто такой Шекспир?”. Однако стратфордцы, несмотря на наступление эры телевидения и натиск американской “массовой культуры”, поддержали Паттерсона, собрав 40 тыс. долл. (при населении 20 тыс. чел.), и еще около 100 тыс. дала остальная Канада. Уже в 1953 г. в местном парке появилось здание театра на 2200 мест — удобное, с хорошей акустикой, напоминающее знаменитый лондонский театр “Глобус”. Первой пьесой, сыгранной на его сцене была знаменитая трагедия великого драматурга “Ричард III”.

Ныне стратфордский шекспировский фестиваль, пожалуй, самое выдающееся ежегодное событие в культурной жизни всей страны. Он продолжается в течение семи месяцев на трех сценических площадках, а билеты на него раскупаются за полгода до начала. Хотя большинство ролей исполняют иностранные актеры (английские и американские), фестиваль благотворно влияет на развитие собственно канадского театрального искусства. Он значительно увеличил интерес канадцев к драматическому театру.

В городке Ориллия работает Дом-музей Стивена Ликока — известнейшего канадского писателя-юмориста (1869—1944), проводившего в этом местечке летние месяцы. Ориллия стала прототипом Марипозы — типичного городка канадской глубинки, которому посвящено несколько рассказов Ликока. В Дрездене находится “хижина дяди Тома” — дом, в котором жил бежавший с американского юга негр Джосайя Хенсон. Дом превращен в музей, материалы которого рассказывают о жизни негров в США, где они оставались рабами до 1865 г., и в Канаде, где рабство юридически не существовало. В окрестностях Ниагара-Фолс — Дом-музей Лоры Секорд, национальной героини. В 1813 г. во время вторжения американских войск в Онтарио она пробежала 30 км густым лесом, чтобы предупредить английское командование о предстоящем ударе американцев. Через два дня в бою у Бивер-Дэм американские войска были разбиты.

Интересующиеся автомобилями с удовольствием посещают автомобильный музей в Ошаве — городе, который делит с Уинсором славу столицы канадской автомобильной промышленности. В его экспозициях рассказывается об истории этой отрасли индустрии в стране и о способах реставрации старых автомашин, собрание которых демонстрируется здесь же.

В провинции существует ряд музеев под открытым небом. В них превращены деревни, торговые фактории, форты конца XVIII — начала XIX столетия. Одетые в костюмы соответствующих эпох, сотрудники музеев управляют конными колясками и пролетками, торгуют в лавках, пекут хлеб, печатают на ручных станках газеты, разыгрывают военные сцены и т. д. Таковы Гурон-Индиан-Виллидж в Мидленде, Форт-Йорк в Торонто. Лучшими из такого рода музеев Онтарио считаются деревни Блэк-Крик в северной части Торонто и Аппер-Канада-Виллидж близ Моррисбурга.

Самая известная достопримечательность Южного Онтарио и всей Канады — Ниагарский водопад, который ежегодно посещают 14 млн. туристов. Канадо-американская граница делит водопад надвое, но большая его часть с самыми красивыми видами находится на канадской территории. Его величественная панорама, неумолчный гул огромных масс воды, радужная пелена брызг никого не оставляют равнодушным. На берегах водопада возведены специальные башни для обозрения окрестностей. Рядом с водопадом — парк с музеем, в котором можно узнать историю безумно смелых попыток покорить Ниагару различными способами — в бочке, в резиновом шаре, по натянутому над бездной канату и т.д.


Аркадий Черкасов

© Интернет-Центр русскоязычной общины Канады, 1999—2000.
© C. S. Arbiter, разработка и поддержка, 1999—2000.