вывести карту выпусков

выбрать выпуск:

отсортировать по рубрике:

выбрать материал выпуска:

Отец американской комедии

Первые поселения выходцев с Британcких островов были основаны в Канаде в начале XVII века, однако массовая британская иммиграция началась лишь после 1763 года, когда Канада перешла во владение Великобритании. Вплоть до третьей четверти XIX столетия среди британских иммигрантов преобладали ирландцы и ольстерцы, которых насчитывалось до 40%. Англичан и шотландцев было значительно меньше, соответственно — 33% и 25%. Вот почему в культурной и общественной жизни Канады ирландцы оставили такой заметный след.

Родители главного героя этой статьи, приехав в Канаду, на какое-то время обосновались в провинции Квебек. В 1884 году в городке Денсвилл у них родился мальчик, которого назвали Майкл. Шустрый паренек мечтал о карьере певца, но вместо этого стал боксером! Поднаторев в этом деле, Майкл Синнотт превратился в авторитетного инструктора по боксу. Однако усидеть в канадской провинции он не мог. Молодой человек избрал карьеру странствующего актера, сделав своей специальностью акробатический танец. Наконец, в 1906 году Майкл приезжает попытать счастья в Нью-Йорк. Не добившись ни славы, ни денег на театральных подмостках, начинающий акробат помышляет о карьере в кино, которое получает все большее распространение.

Еще не существовало Голливуда, американское кино производилось в Нью-Йорке. Здесь, на студии Эдисона, Майкл получил несколько эпизодических ролей, не принесших ни денег, ни профессионального роста. Эдисон и его подручные, по существу, были техниками, а не людьми искусства. Они плохо разбирались в законах художественного творчества, считая кинематограф технологическим аттракционом. Талантливому актеру и акробату Майклу Синнотту здесь ничего не светило.

По счастью, тем временем начал свою кинокарьеру крупнейший постановщик американского немого кино, один из величайших новаторов киноискусства всех времен и народов Дэвид Уорк Гриффит. В начале июня 1908 года на Саунд Бич в Нью-Джерси Гриффит снимал свою первую картину "Приключения Долли". Сценарий, написанный неким Станнером Тейлором, был признан неудачей. Гриффит взялся его спасать. Итак, малютка Долли, украденная цыганами, страдает и плачет. Цыгане упаковали Долли в бочку, которая плохо прикреплена к цыганской кибитке. Лошадь понесла, бочка упала и покатилась по склону прямо в реку. Но расторопный рыбак успел вытащить Долли. История, выдержанная в традициях английских фильмов-погонь или фильмов-погонь француза Гомона с их катящимися бочками, стремительными речными потоками, взбесившимися лошадьми и таинственными цыганами. Самые большие проблемы у Гриффита возникли с бочкой. К ней привязали струны от рояля, но на пересеченной местности бочка вела себя на редкость своенравно, не желая соблюдать нужное направление движения.

14 июля 1908 года "Приключения Долли", приключенческий боевик и дебют мистера Гриффита в режиссуре, показали в "Унион сквэр", главном кинотеатре Нью-Йорка того времени. Успех превзошел все ожидания. Уже 17 августа Гриффит подписал контракт со студией "Байограф". Отныне он именовался "главным режиссером" с окладом 50 долларов в неделю. До конца 1908 года, всего за 5 месяцев, неутомимый главный режиссер выпустил около четырех десятков картин!

Особенным успехом пользовалась серия бытовых комедий "Семейство Джонс". Звезда киноэкрана Флоренс Лоуренс, которую Гриффит коварно переманил в "Байограф" из "Вайтаграфа", предложив 35 долларов в неделю вместо прежних 15, выступала в роли миссис Джонс. Мистера Джонса играл Джон Компсон, еще один любимец публики. Первая комедия называлась "Выкуренный муж". Майклу Синнотту досталась эпизодическая роль в серии под названием "Мистер Джонс играет в карты". Вспомнив о своих ирландских корнях, Майкл взял себе псевдоним Мак Сеннетт, который навсегда остался в истории кинематографа.

Картина с участием новичка имела особенный успех. Это случилось в октябре 1908 года. Недолго думая, Гриффит взял Мак Сеннетта в труппу "Байографа", где с января 1909 года молодой человек стал актером, режиссером и мастером на все руки. Мак Сеннетт сразу же проникся безграничным уважением к Гриффиту. Супруга Гриффита, тоже актриса, Линда Арвидсон вспоминала впоследствии: "После работы Сеннетт бродил вокруг студии, подстерегая моего мужа. Мистер Гриффит часто возвращался домой пешком, чтобы подышать свежим воздухом. Сеннетт это подметил и постоянно "случайно" встречал его перед студией или на углу Бродвея и 14-й улицы. Вот тогда-то патрон оказывался в полной его власти на все время длинной совместной прогулки. "Итак, что же вы думаете о нашем фильме?" — спрашивал Сеннетт у Гриффита. "А как вы считаете, что бы нам еще придумать для него?" "Как, по-вашему, из этого будет толк?" "А из меня выйдет стоящий актер? Как вы считаете, у меня есть данные?!"

Если и был в нашей студии человек, о котором мы думали, что он никогда, никогда не станет знаменитым, так это был именно Мак Сеннетт. Чаще всего он играл у нас сыщиков. А какое будущее у киноактера на роль шпика? Кроме того, он выступал в амплуа простака-француза. Удивляло то, с какой неистовой серьезностью этот канадец-провинциал относился к своим ролям полицейского и простака. Он упорно изучал игру популярного комика студии "Патэ", француза Макса Линдера и, заимствовав у него костюм светского гуляки, гетры, цветок в петличке и тросточку, создал законченный тип француза — совсем неплохо для ирландца по происхождению. Но зачем он так старался? Нам всем казалось, что это дело безнадежное. И все же Гриффит в конце концов дал ему характерную роль мистера Дюпона в фильме "Занавес падает".

Другие современники описывают, как Мак Сеннетт, стоя позади Гриффита, внимательно прислушивался к тому, что тот говорит, каждую минуту готовый подать ему стул. Преданный ученик Гриффита пробыл в труппе своего учителя и патрона, "Байографе", три года. К концу 1910 года, когда фирма увеличила выпуск своей продукции, Гриффит, испробовав Сеннетта как ассистента, сделал его режиссером-постановщиком комических фильмов. Самому Гриффиту, склонному к эпическому кино, жанр комедии мало подходил.

Между тем конкурирующая фирма "Вайтаграф" вырвалась вперед в комическом жанре. Знаменитый Джон Банни пек там комедии как блины. Требовалось выровнять ситуацию. Словом, Сеннетта бросили туда, где сложнее всего. В качестве режиссера он дебютировал лентой "Счастье от зубной боли". Главную роль исполнила знаменитая впоследствии Мэри Пикфорд. Почему Мак Сеннетт выбрал именно ее? Нетрудно догадаться, если иметь в виду, что эта начинающая актриса родом тоже из Канады, из Торонто. Сеннетт создал на съемочной площадке своеобразное землячество. Впрочем, разговор о Мэри Пикфорд предстоит в одном из будущих номеров "Канадского Паспорта".

Первый настоящий успех к режиссеру Мак Сеннетту пришел после картины "Товарищи", где он вместе с Деллом Гендерсоном играл бродягу. В течение зимы 1910—1911 годов оба они работали в Калифорнии в труппе "Байографа" №2 под общим руководством некоего Фрэнка Пауэлла. По замыслу Сеннетта и Гендерсона были отсняты многочисленные пляжные сцены, о которых впоследствии вспоминала миссис Гриффит: "После серии фильмов со сценами купания, поставленными в Редонде, Лонг Биче, Венайсе, близ Лос-Анджелеса, и на Плайя дель Рэй, сверхъестественную популярность среди зрителей и кинематографистов начала приобретать юная актриса Мэйбл Норман. Вскоре и сам Мак Сеннетт заинтересовался этой прекрасной и бесстрашной девушкой, чрезвычайно соблазнительной в своем черном трико, всегда готовой ринуться в воду или вскочить на необъезженного скакуна".

Мэйбл Норман тогда едва минуло 16 лет, она позировала для фотографов, потом стала актрисой "Вайтаграфа". Вскоре ее переманили в "Байограф", как это уже не раз бывало раньше с другими восходящими звездами. Когда в июле 1912 года Мак Сеннетт стал режиссером новой, независимой кинокомпании "Кистоун", основанной предпринимателями Кесселем и Бауманом, он сразу же пригласил Мэйбл Норман в качестве премьерши труппы. Кстати, слово "Кистоун" составлено из букв фамилий Кессель и Синнотт, кроме того, оно означает "краеугольный камень". Имелось в виду, что студия должна стать одним из краеугольных камней американской киноиндустрии. Центр тяжести постепенно смещался с восточного побережья на западное, в Голливуд.

Мак Сеннетт был, скорее, не режиссером, а художественным руководителем, наблюдавшим за несколькими "режиссерами" и актерами-постановщиками. Согласно обычаям того времени, комические актеры сами режиссировали свои фильмы и импровизировали для них сценарии. Как правило, они получали лишь схему сюжета, которую развивали по ходу работы, используя приемы итальянской комедии дель арте. В труппе Мак Сеннетта не практиковался разработанный режиссерский сценарий, но под влиянием Гриффита большое значение придавали монтажу.

Сам Мак Сеннетт не отказался от профессии актера и вплоть до 1914 года исполнял ведущие роли. Однако, как и его приятель Фред Мейс, Мак Сеннетт пользовался значительно меньшим успехом, чем Форд Стерлинг, Мэйбл Норман, знаменитый толстяк Роско Арбэкл по прозвищу Фатти или Чарлз Чаплин, примкнувший к Мак Сеннетту в конце 1913 года. Важную роль в формировании знаменитого кистоуновского стиля сыграл Генри Лерман, в прошлом трамвайный кондуктор, утверждавший, что он работал во Франции у Патэ. Однако свое прозвище, Генри-Патэ, Лерман, видимо, получил, когда работал в американском филиале "Патэ". Лерман был актером и режиссером, но, самое главное, он был первым гэгменом, изобретателем комических трюков, гэгов, которые принесли успех Сеннетту.

По сути, Мак Сеннетт был первым в истории кино полноценным продюсером, создавшим свое, глубоко индивидуальное направление, неустанно подбиравшим людей, соответствующих избранной концепции, контролировавшим кинопроизводство на всех этапах — от утверждения замысла до технологических операций обработки пленки и монтажа. Кстати, Сеннетт был превосходным мастером монтажа. В этом он вполне мог потягаться и с Гриффитом, и с Томасом Инсом, еще одним американским мастером эпохи немого кино. Но главное — Сеннетту присуще острое чувство комического. Его герои не являются клоунами, нет, они выхвачены из повседневной действительности. Дальше начинается виртуозная работа: несколько сознательно преувеличенных черт, нелепая шляпа, накладная борода или усы, чрезмерная худоба или полнота так ярко характеризуют персонажей, что задают их экранное поведение, которое неизменно вызывает восхищение зрителей, даже сегодня, спустя почти 90 лет. Погоня, в которой обычно участвовали парижские сыщики и жандармы, была коньком французов Гомона и Патэ. Мак Сеннетт сделал погоню главным источником комизма в своих "кистоунах".

В конце 1913 года он создал "кистоунскую полицию" — труппу полисменов, снимавшихся в сценах с бешеными погонями. Под влиянием французской комической школы, служившей для Сеннетта образцом, в его фарсах все большее место стала занимать тема мужей-рогоносцев, изгнанная из "серьезного" американского кино. Герои сеннеттовских картин, как правило, похотливы, бессовестны, лживы, жестоки, невменяемы. Револьверы стрекочут у него, подобно пулеметам, герои перебрасываются бомбами, точно тортами, автомобили и мотоциклы на невероятной скорости несутся навстречу гибели. Однако персонажи Мак Сеннетта так же живучи, как и герои французского комика Жана Дюрана, которому канадский ирландец подражал наравне с Максом Линдером. От взрыва ящика с динамитом у персонажей в худшем случае оказывается подбит один глаз, и только.

К концу 1913 года Мак Сеннетт обрел свой стиль. Его комедии пользуются бешеным успехом в США, а с появлением в них молодого Чаплина начинают завоевывать Европу. В Лондоне, например, первым лентам Чаплина предпослали рекламу: "Новейшее приобретение "Кистоуна" — это Чарлз Чаплин, знаменитый комический актер из труппы Фреда Карно "Безмолвные птицы", замечательный актер пантомимы, известный под прозвищем Пьяный щеголь".

Чаплин и ранее мечтал о кино. Еще в 1912 году в Джерси, выступая с "Безмолвными птицами", он подумывал купить киноаппарат и на свои деньги снимать кинокартины. Чарльз Кессель, патрон Мак Сеннетта, охотившийся за молодыми талантами для своей фирмы "Кистоун", случайно очутился в нью-йоркском мюзик-холле "Виктория Гаммерштейнтиэтр", где спектакль "Безмолвных птиц" "Ночь в тайном английском обществе" потерпел полное фиаско. Зато пантомима "Вечер в мюзик-холле", где солировал Чаплин, имела огромный успех. В антракте Кессель предложил Чаплину оклад 75 долларов в неделю, но Чарли не предал старых друзей из театра. Кессель увеличил сумму до 100 долларов, но и это не помогло. Лишь в Филадельфии актера настигла телеграмма Кесселя с предложением 150 долларов. Чаплин принял условия, приехал в Лос-Анджелес, где долго не мог найти ни студию "Кистоун", ни своего будущего учителя Мак Сеннетта...

Впрочем, время ученичества великого Чаплина под руководством не менее великого Мак Сеннетта, а также рассказ о гениальных находках канадского самоучки после расставания с Чаплиным — в следующем номере "Канадского Паспорта".


Игорь Манцов

© Интернет-Центр русскоязычной общины Канады, 1999—2000.
© C. S. Arbiter, разработка и поддержка, 1999—2000.