вывести карту выпусков

выбрать выпуск:

отсортировать по рубрике:

выбрать материал выпуска:

Города Квебека

Наше повествование о городах Канады, начатое в прошлом номере с ее федеральной столицы Оттавы, логично было бы продолжить рассказом о городе, который почти три века играл роль экономической и культурной столицы Канады, а также роль морских и воздушных ворот этой страны, — о Монреале.

В красочном рекламном журнале Аэрофлота, который в прошлом году щедро предлагался каждому пассажиру рейса Москва—Монреаль, этот город вполне серьезно (то ли сгоряча, то ли от большой любви к нему живущих в Монреале представителей Аэрофлота) был представлен как столица Канады. Между тем этот прекрасный город никогда не был столицей не только Канады, но даже провинции Квебек, крупнейшим городом которой он был и остается. Но он всегда играл огромную роль в развитии Канады — примерно как Нью-Йорк в США. Ведь Нью-Йорк, крупнейший город США, тоже не является даже столицей одноименного штата (кто не знает, напомню: столица штата Нью-Йорк — малозаметный город Олбани). А столицей провинции Квебек, "французской" (а точнее, франкоязычной) Канады, является очень даже заметный, хотя и в пять раз меньше Монреаля, город Квебек, в честь которого и названа вся провинция.

Провинция Квебек — это в какой-то степени особый мир, не только внутри Канады, но и для всего Североамериканского континента. Здесь сложилось то, что в Канаде называют "особым обществом" (distinct society), со своим специфическим языком, стилем жизни, шкалой ценностей, со своей системой и иерархией городов. И прежде чем рассказать о каждом из этих городов, хотелось бы отметить то общее, что их объединяет вне зависимости от размеров: все крупные, средние и большинство мелких городов Квебека — франкоязычные ( в том числе и те, которые носят английские названия).

Крупнейший город Квебека — Монреаль, "переписной метрополитенский ареал" которого насчитывал в 1996 г. 3327 тыс. жителей и состоял из собственно Монреаля — 1016 тыс. чел. и полностью слившихся с ним городов (фактически городских районов) Лаваль — 330 тыс., Лонгей — 128 тыс., Монреаль-Нор — 82 тыс., Сен-Лоран — 74 тыс., Верден — 60 тыс., Шатоге — 41 тыс., Лашин — 35 тыс. и десятков других, многие из которых находятся внутри собственно Монреаля, тем не менее, официально представляя собой отдельные города с собственными муниципальными органами (таковы, например, богатейшие и престижнейшие Вестмаунт — 20 тыс жителей, Утремон — 23 тыс., Мон-Руаяль — 18 тыс., Хампстед — 7 тыс., более скромный Кот-Сен-Люк — 30 тыс. и многие другие).

Второй по величине — столичный город Квебек. Он также состоит из исторического ядра — собственно города Квебек, в котором живет всего 167 тыс., и полностью слившихся с ним городов Бопор — 73 тыс., Сент-Фуа — 72 тыс., Шарлебур — 71 тыс., Ванье — 11 тыс., а также множества других.

Далее следуют городские агломерации, также состоящие из сросшихся городов — Шикутими — 160 тыс., (в т.ч. собственно Шикутими — 63 тыс., его промышленный сосед Жонкьер — 57 тыс.); столица самого благодатного сельскохозяйственного района Южного Квебека — Эстрии, или "Восточных кантонов" — г. Шербрук — 139 тыс.; старинный (основан в 1634 г.), но ныне чисто промышленный ("мировая столица газетной бумаги") г.Труа-Ривьер — 140 тыс. К Квебеку относится и левобережная часть общеканадской столичной "агломерации Оттава-Халл", а именно слившиеся друг с другом города Халл — 62 тыс. жителей, Гатино — 101 тыс. и Эйлмер — 35 тыс.

Самое главное, что отличает большие и малые города Квебека от других канадских городов, — это не только преобладание французского языка, а уже упоминавшееся district society. О нем бы и хотелось сначала рассказать.

Кто такие квебекцы

Есть в Северной Америке народ, не похожий на своих соседей американцев и англоканадцев. Скорее своим национальным характером, образом жизни, а во многом и своей исторической судьбой в чем-то сходный с русскими. Это — франкоканадцы. За четыре века жизни в северных лесах они превратились в совершенно отдельный народ, не похожий на европейских французов и, главное, не считающий себя "французами".

Франкоканадцев в Канаде более семи миллионов (все они — потомки всего лишь десяти тысяч переселенцев XVII — начала XVIII века из Северной Франции), из которых 6 млн. живут в самой большой провинции Канады — провинции Квебек. На берегах реки Св.Лаврентия находится самый большой город Квебека — трехмиллионный Монреаль, здесь же и столица Квебека, по которой провинция получила свое современное название — старинный город Квебек, основанный французскими переселенцами в 1608 г. (вторым был основан Труа-Ривьер в 1634 г., затем — Монреаль в 1642 г.).

Когда-то г. Квебек был первой столицей всей Канады. Французы появились в Северной Америке раньше англичан. Первым сюда приплыл французский моряк Жак Картье, в 1534 г. открывший реку Св. Лаврентия — прекрасный водный путь в глубь континента. Английские колонии, жители которых враждовали с индейцами, расположились узкой полоской вдоль Атлантического побережья, тогда как французы, установившие с индейцами хорошие отношения, быстро расширили свои владения, присоединив к ним и район Великих озер, и долину Миссисипи — сердце нового континента. Казалось, великая держава, которая неизбежно должна была возникнуть в плодородной и благодатной Северной Америке, разовьется на базе французской культуры и будет говорить на французском языке.

Но история распорядилась иначе. Из-за стратегической ошибки французского правительства, решившего не допускать в колонии гугенотов и прочих "диссидентов" (наиболее энергичную и мобильную часть общества), заселение "Новой Франции" шло очень медленно. В результате Семилетней войны 1757—1763 гг., которую можно назвать "самой первой мировой войной" (она велась десятком стран и в Европе, и на других континентах, в ней принимала участие и Россия — сначала на стороне Франции, а потом — на стороне англо-прусской коалиции), Франция потерпела поражение и лишилась своих североамериканских владений. Французские поселенцы в Квебеке (в ту пору — 70 тыс. чел.), частично смешавшиеся с индейцами, оказались покоренными и остались здесь жить. В уже чуждую им Францию согласились уехать лишь 270 чел. Всякие связи с Францией (в которой вскоре разразилась революция) были прерваны.

Но франкоканадцы не утратили свой язык и культуру. Когда Канада добилась полной независимости от Великобритании (а этот постепенный процесс длился с 1867 по 1982 годы), официальными языками страны были в 1969 г. провозглашены сразу два: английский и французский. А в провинции Квебек единственным официальным языком (с 1974 г.) является французский. Причем в народе говорят на старинном северофранцузском диалекте с множеством "местных" слов и выражений, родившихся уже в Канаде под влиянием английского и даже индейских языков. Достаточно сказать, что французское "шеваль" (лошадь) звучит в Квебеке как "жуаль" (за что и сам местный диалект прозвали "жуалем"), "до свидания" — "бонжур!" (т.е. как и "здравствуйте"), а "туа э муа" (toi et moi, т.е. "ты и я") здесь превращается в "туэ пи муэ". (Кстати, в Квебеке очень часто обращаются к незнакомым и полузнакомым людям на "ты" — не обижайтесь на эту добродушную крестьянскую фамильярность).

Долгое время покоренный Квебек был одной из самых бедных провинций Канады. Все богатство, промышленные предприятия, бизнес, технологические навыки принадлежали потомкам новых, позднейших переселенцев в Канаду — англоканадцам и американцам. Для франкоканадского юноши было только три дороги наверх: стать священником, адвокатом или врачом. Местная элита считала, что так и должно быть: бизнес и техника — дело еретиков, протестантов-англосаксов, а франкоканадцы, традиционные католики, бедные, но гордые, сильны своей духовностью. В квебекском обществе развилось своеобразное чувство — смесь комплекса неполноценности (из-за бедности и отсталости) и комплекса превосходства (из-за своей католической "духовности"). Не правда ли, похоже на Россию?

Но с этим было покончено, когда на выборах 1960 г. к власти в Квебеке пришли молодые либералы. "Духовность духовностью, — сказали они, — но и в остальном мы должны быть не хуже других". Новое правительство начало реформы, которые в Квебеке назвали "тихая революция" (а в России назвали бы "перестройкой") — и за 20 лет успешно ее осуществило. Квебекцы начали с перестройки народного образования, направив его на практические цели. За 20 лет было создано новое поколение инженеров, технологов и, главное, бизнесменов, ведущих современный бизнес на родном, французском, языке. Квебек не побоялся сделать крупные займы у США и направил американские инвестиции на развитие и освоение ресурсов своего Севера, а также на помощь мелкому и среднему бизнесу. На Севере были построены крупнейшие в мире гидроэлектростанции. Самая дешевая в мире электроэнергия, часть которой экспортировали в США для расплаты по займам, позволила быстро развить собственную промышленность. В результате Квебек превратился из самой бедной в одну из самых богатых провинций Канады. Здесь сейчас производится около четверти всего валового внутреннего продукта Канады и по экономической мощи Квебек примерно равен Австрии или Швеции. Значительная часть этого богатства была использована для защиты и поддержки собственной национальной культуры и французского языка. Обретя с помощью англоязычных соседей богатство, Квебек не потерял, а даже укрепил свою национальную франкоканадскую самобытность. Это ли не пример для России?

Квебекцы помнят и сохраняют свои обычаи и гордятся ими. Здесь проходят красочные фольклорные праздники, самый яркий из них — зимний карнавал в Квебеке, на который приезжают тысячи туристов из соседних англоязычных провинций Канады, США, Франции и других стран мира (это второй по числу гостей карнавал после знаменитого карнавала в Рио-де-Жанейро). Гостей привлекает старинный город Квебек, основанный в 1608 г., — подлинная жемчужина позднесредневековой французской архитектуры. Для американца поездка в Квебек — это "самый дешевый способ увидеть Европу, не пересекая океан!". Единственный город в Северной Америке, где сохранилась городская крепостная стена, Квебек объявлен ЮНЕСКО частью мирового культурного наследия.

Другой праздник, заимствованный у индейцев, — весенний сбор сладкого кленового сока, из которого в лесных "сахарных" домиках варят вкусный и полезный кленовый сироп. Он не содержит сахара, но сладок, как мед, и входит во многие блюда квебекской кухни.

Главный же праздник Квебека — это День Жана-Батиста (т.е. Иоанна Крестителя, считающегося небесным покровителем франкоканадцев), иногда называемый просто День Квебека. Он празднуется 24 июня, когда проводятся веселые шествия, танцы на улицах и вечерние фейерверки. В сущности, это тот же праздник, что наш день Ивана Купала (по старому, церковному календарю он тоже приходится на 24 июня, а по новому – на 7 июля). День Квебека празднуется в провинции гораздо более пышно, чем общеканадский национальный праздник — День Канады 1 июля.

Коренные жители Квебека — индейцы (по переписи 1996 г. — 140 тыс.) живут бок о бок с франкоканадцами, отчасти смешались с ними, но все же стараются сохранить свои национальные обычаи и культуру, как и живущие на севере Квебека эскимосы-инуиты (10 тыс.). Впрочем, в провинции живут люди различных этнических групп, предки которых поселились в Квебеке позже, чем предки франкоканадцев; многие из них, оказавшись во франкоязычной среде, полностью офранцузились (сохранив при этом фамилии типа Джонсон, Райан, Роуан, Харви или Бернс).

Немало здесь англоканадцев ирландского (310 тыс.), английского (290 тыс.) и шотландского (190 тыс.) происхождения, итальянцев (250 тыс.), немцев (100 тыс.), евреев (90 тыс., среди них значительная доля русскоязычных; по оценкам, русскоязычное население Монреаля в 1996 году превысило 25 тыс., по большей части оно сконцентрировано в городском районе Кот-де-Неж), чернокожих франкоязычных гаитийцев (80 тыс.), греков (60 тыс.), китайцев (60 тыс.; обширный китайско-вьетнамский квартал в самом центре Монреаля — одна из экзотических достопримечательностей города). Квебекцы хорошо относятся к новым иммигрантам. Главное — знали бы французский язык, который (специальным провинциальным Законом 22 1974 г., а потом и торжественной Хартией французского языка 1977 г.) провозглашен единственным официальным языком провинции. Квебекцы хотят жить не хуже англоканадцев и американцев, но не хотят американизации своего языка и культуры, и тут нам, россиянам, есть чему у них поучиться. Например, по действующим в провинции законам, все вывески и реклама в Квебеке должны быть только на французском языке. Нередко одноязычны даже дорожные знаки: так, вместо международного "STOP" пишут французское слово "ARRET" (такого не увидишь даже во Франции).

Современный Квебек: провинция, города и люди

Современный Квебек — крупнейшая по площади, вторая по числу жителей, индустриально высокоразвитая провинция Канады; единственная, где подавляющее большинство жителей составляет очень своеобразный в этнографическом отношении народ — франкоканадцы. За более чем два века изолированного развития они обособились в культурном, языковом и социально-экономическом плане от европейских французов в гораздо большей степени, чем англоканадцы от англичан. Сами квебекцы в большинстве рассматривают себя как отдельную нацию, и парламент провинции носит название "Национальная ассамблея".

Официальное современное название провинции произошло от названия ее столицы — города Квебека, а оно, в свою очередь, — от слова "кебек". В переводе с языка одного из индейских племен оно означает "место, где сужаются воды" (реки Св. Лаврентия). По-французски это название произносится как "кебек", по-английски — "квибек" с ударением в обоих случаях на второй слог; так следует произносить и по-русски. Когда слово "Quкbec" употребляется с артиклем ( le Quкbec, au Quкbec, du Quкbec...), то имеется в виду провинция, а без артикля ( a Quкbec, de Quкbec...) — это город Квебек. Кстати, его название все чаще и англоканадцы начинают произносить на французский манер без звука "в" (а Монреаль по-английски — Монтриол с ударением на "ол", и только так!).

45% населения Квебека (3 327 тыс. чел.) сосредоточено в его крупнейшем городе — Монреале, одном из прекраснейших городов Канады, который вскоре после его основания более чем три века считался крупнейшим экономическим центром Канады: монреальский порт доступен для океанских судов, поднимающихся по могучей реке Св. Лаврентия. В конце 70-х гг. и по населению, и по экономическому значению первым стал англоканадский Торонто. Но Монреаль по-прежнему крупнейший культурный центр Канады, обладающий чисто европейским очарованием, безупречной романтической стилистикой.

Это один из красивейших городов Северной Америки; в его облике и архитектуре причудливо сплелись западноевропейские и североамериканские градостроительно-архитектурные концепции, и все же европейские, пожалуй, пока еще преобладают. В отличие от многих североамериканских городов с их ярмарочной, попугайной раскраской, где кричащие расцветки огромных реклам прикрывают едва ли не фанерные стены безликих коробок, Монреаль в значительной части застроен солидными, стилистически выдержанными зданиями, соединяющимися в стройные ансамбли. Многие здания имеют гранитную облицовку, скульптурные украшения. Монреаль сравнивают то с Парижем, то с Будапештом, то даже с Петербургом — ведь он раскинулся на множестве речных островов. Трехмиллионный город, разрастаясь, вышел и на оба берега реки, поглощая многочисленные пригороды — Лаваль, Лонгей, Верден, Лашин и множество городков, названия которых, как и названия большинства улиц города, даны в честь католических святых и потому начинаются на "Сен" или "Сент" (за эту особенность веселый Монреаль получил весьма ироничное прозвище Город святых).

Среди многих достопримечательностей Монреаля старейшая церковь Нотр-Дам-де-Бонсекур, построенная в 1657 г., и знаменитый своим роскошным внутренним убранством собор Нотр-Дам-де-Монреаль (1824 г.), отчасти копирующий собор Парижской Богоматери. К сожалению, в центре города господствуют небоскребы — штаб-квартиры банков и офисы различных компаний. Две соседствующие гигантские коробки подавляют величие Нотр-Дама; другие неудержимо рвутся к главной улице города — Сент-Катрин, и вид на Монреаль с правого берега р. Св. Лаврентия хотя и впечатляет, но уже слишком напоминает виды нью-йоркского Манхэттена.

По социальной структуре населения Монреаль разделен по вертикали: богачи живут вдали от порта на горе Мон-Руайяль (Королевская гора), этот 200-метровый потухший вулкан возвышается над островом, давшим начало (и название) всему городу. Но разделен город и по горизонтали: более богатые, заселенные преимущественно англоканадцами районы исторически располагались в его западной части, а франкоканадские рабочие районы — к востоку от Горы — на так называемом Плато. Фешенебельная в своей центральной и западной части, днем и ночью сверкающая огнями реклам дорогих магазинов (и еше более дорогих мелких лавочек), театров, кино, ресторанов, улица Сент-Катрин пересекает город с запада на восток, и речь уличной толпы постепенно меняется с английской на исключительно французскую. "Граница" долгое время проходила близ пересечения Сент-Катрин с бульваром Сен-Лоран, ведущим с севера на юг. Этот бульвар — своеобразный коридор между "английским" и "французским" районами города, по нему особенно хорошо видно, сколь многонационален современный Монреаль: здесь множество "этнических" ресторанов и магазинов (кстати, недорогих). Итальянскую, испанскую, греческую речь услышишь здесь не реже английской. Впрочем, за последние 20 лет эти традиционные "этнические границы" заметно размылись и переместились: французский язык успешно наступает на "английский" Запад; исчез центральный еврейский квартал: его жители переместились на более престижный северо-запад города; снесены, перестроены или благоустроены бывшие кварталы иммигрантов и бедноты в районе порта.

По числу музеев, художественных галерей, театров ни один город Канады не может сравниться с Монреалем. За Торонто закрепилось звание сначала промышленного, потом банковского и делового центра (туда переехали штаб-квартиры крупнейших монреальских банков), а в конце 70-х гг. он стал первым и по численности населения, зато за Монреалем признается ведущая роль как крупнейшего культурного центра Канады. Здесь 4 престижнейших университета Канады — франкоязычные Монреальский и Квебекский-в-Монреале (UQAM) и англоязычные Мак-Гилл и Конкордия.

Еще более самобытен и романтичен облик столицы провинции (а когда-то и всей Канады) — города Квебека, основанного в 1608 г., где сохранились единственная в Северной Америке городская крепостная стена и целый район средневековой застройки — Латинский квартал. Квебек отчетливо делится на Верхний город, расположенный на скале, и Нижний город, зажатый между обрывом и рекой Св. Лаврентия. В Верхнем городе, очень похожем на Таллинн, множество старинных жилых зданий, католических соборов и других архитектурных памятников XVII—XIX вв. Здесь десятки превосходных исторических и художественных музеев, включая восстановленную цитадель, Музей цивилизации (не хуже того, что в Халле на берегу Оттавы, но иной по организации), Музей Квебека и др. На узких улочках, обычно заполненных туристами, располагаются многочисленные магазины, лавочки, рестораны и бары. Привлекает внимание импозантное здание Национальной ассамблеи, в стиле французского ренессанса, другие правительственные здания. Над городом господствует огромный отель "Шато-Фронтенак", построенный в 1893 г. в виде гигантского замка. Недалеко от него расстилается зеленое поле — равнина Авраама, на которой в 1759 г. произошло решающее сражение между англичанами и французами, окончившееся победой англичан. По знаменательным датам здесь разыгрывается театрализованное представление, повторяющее ход этой битвы. В Квебеке воздвигнуты монументы основателю Канады ("Новой Франции") Самюэлю де Шамплену, многим государственным и религиозным деятелям Новой Франции, другим историческим деятелям Канады и всего мира — от Жанны д’Арк и Симона Боливара до Рузвельта и Черчилля. Это поистине город-памятник и город памятников.

Франко-канадская культура Квебека, к сожалению, еще мало известная у нас в России, отличается "европейской" изощренностью и одновременно глубокой самобытностью. Здесь сложилась своя школа художественной литературы, театрального искусства, национальная кинематография, своеобразная живопись, на основе богатейшего народного музыкального фольклора выросла плеяда великолепных шансонье, творчество которых в свое время дало сильнейший толчок к послевоенному возрождению и расцвету хорошо известной у нас современной музыкальной культуры Франции (а не наоборот, как можно было бы подумать). Похоже, что знакомство россиян с культурой Квебека, чрезвычайно созвучной русской культуре, — дело близкого будущего.


Аркадий Черкасов, член Административного совета Международной Ассоциации изучения Квебека

© Интернет-Центр русскоязычной общины Канады, 1999—2000.
© C. S. Arbiter, разработка и поддержка, 1999—2000.