вывести карту выпусков

выбрать выпуск:

отсортировать по рубрике:

выбрать материал выпуска:

«...финифть есть род стекла, краскою напоенного» В. К. Тредиаковский

Если заглянуть в историю, то станет очевидным, что зарождение эмальерного дела не связано с Россией. Оно начиналось в Древнем Египте, в Византии и лишь к началу XII века пришло в Европу через Германию. Но затем из-за технологической трудоемкости пришло в упадок и лишь в XVII веке возродилось в Западной Европе.

В России развитие эмальерного дела относится к XVI—XVII вв., а расцвет его как искусства связан с сольвычегодской (усольской) расписной эмалью. С XVIII века это ремесло получило развитие в Ростове Великом, где изготовлялись иконы и другие изделия в технике эмали на основе эмалевых красок из отечественных материалов, разработанных М.В. Ломоносовым. Был даже учрежден эмальерный класс Петербургской академии художеств.

Сегодня наши читатели могут познакомиться с Максимом Нестеровым, художником-эмальером, нашим соотечественником, живущим в Торонто.

— Максим, расскажите, что же такое художественное эмалирование?

— Как ни странно, эмалирование, особенно художественное, до сих пор находится на эмпирической ступени: качество работы определяет, как правило, практический опыт. На первый взгляд кажется: ну какой тут опыт нужен? Нанес немного эмали в ячейки медной пластинки, обжег ее в печке до получения цветной глазури, и все готово! Но это не так. Эмалирование — это прочное сцепление двух различных материалов — металла и стекла. Эмальер должен хорошо владеть как техникой обработки металла, так и техникой нанесения эмали. Сложная, но интересная задача, требующая терпения, выдержки, ну и, конечно, таланта. Никогда точно не знаешь, что получится после обжига. Хотя для эмалирования используются специальные огнеупорные составы, краски после термообработки меняют свой цвет — поэтому действуешь, полагаясь на краски, интуицию и опыт. Существует много разновидностей эмалей: перегородчатая, выемчатая, по резьбе, по литью, по сканному орнаменту, по чеканному, литому или штампованному рельефу, расписная (живопись по эмали), витражная, поливная и др.

Я занимаюсь живописью по эмали. Издавна на Руси лицевое шитье украшали драгоценными камнями, цветными стеклами, жемчугом и перламутром. На облачениях священнослужителей помещали эмалевые дробницы — это несколько, например овальных, медальонов с изображением святых. Также дробницами украшались евангелия. Кстати, одним из моих заказчиков был владыка Марк — архиепископ Берлинский и Германский. По его просьбе я изготовил дробницы для Напрестольного Евангелия. Это были пять овальных медальонов — четыре по углам с изображением евангелистов и центральная дробница "Воскресение". Для архиепископа Нифона я изготовил большое количество икон для панагий для Иерусалимского подворья в Москве.

— А что такое панагия?

— Панагия — это икона в драгоценной оправе, носимая священником на груди.

— Так что же, роспись по эмали связана только с церковной живописью?

— Нет, конечно! Творчество художника-эмальера не ограничивается только декоративно-прикладными изделиями. Мне также приходилось писать и светские портреты реальных людей. Например, портреты Петра Первого, Николая Второго, ну и, конечно, портреты наших современников.

— Обычно известность любому художнику приносят выставки. Где выставлялись Ваши работы?

— Как Вы знаете, многие московские художники начинают свою выставочную деятельность с "вернисажа" у Парка культуры или на Старом Арбате. Я тоже не исключение — начинал именно там. Позже, в 1992—1993 гг., мои работы выставлялись в Московском дворянском собрании.

— Почему именно в Дворянском собрании?

— Я являюсь потомком древнего русского дворянского рода Кудрявцевых — поэтому и Дворянское собрание. Позже эту выставку Дворянское собрание возило в Гамбург, где некоторые мои работы были проданы в частные коллекции.

— Максим, а как все начиналось?

— Началось все довольно давно. Рисовать серьезно я начал лет в пять, образование получил в Московском архитектурном институте, а к эмали пришел совершенно случайно. Увидел работы одного знакомого художника, очень понравилось необычное сочетание красок, металла и золота. Решил тоже попробовать. Конечно, сначала много шишек набил — то изделие лопнет в печке (когда писал не на керамике), то цвета после обжига станут совсем другими, то эмаль пузырьками пойдет. Но со временем технология отработалась — как говорят в Канаде, появился экспириенс.

— И последний вопрос: как Ваша карьера художника-эмальера складывалась в Канаде?

— К сожалению, живопись по эмали, которой я занимаюсь, в Канаде не очень известна. Здесь, в основном, распространена перегородчатая эмаль. В прошлом году я был официально принят в Ассоциацию канадских эмальеров и принимал участие в предрождественской выставке, которая проходила в Praxic Gallery и называлась Christmas Parti Show. По-моему, живопись по эмали произвела на местных ценителей искусства хорошее впечатление.

— Спасибо, Максим, за интересную беседу. Думаю, что наши читатели по достоинству оценят Ваши работы. Желаю Вам успехов, ну и, конечно, признания в Канаде.

— Спасибо Вам.


Юрий Брауде

© Интернет-Центр русскоязычной общины Канады, 1999—2000.
© C. S. Arbiter, разработка и поддержка, 1999—2000.