вывести карту выпусков

выбрать выпуск:

отсортировать по рубрике:

выбрать материал выпуска:

Приватизация иммиграции?

Кто должен стать следующим министром по иммиграции — Тед Роджерс или Джон Рот из Nortel CEO? Канада, объявленная ООН "страной, в которой созданы лучшие условия в мире для проживания", начала проигрывать в соревновании по привлечению и оформлению высококвалифицированных специалистов, готовых немедленно приступить к работе.

Многие, в том числе и м-р Рот, выражают обеспокоенность по поводу "утечки мозгов" в Соединенные Штаты. Забудьте о Соединенных Штатах, пора начинать волноваться по поводу Ирландии. Ведь в Ирландии, где, по сути дела, начался современный процесс иммиграции, в настоящее время при процветающей экономике сильнее всего ощущается дефицит высококвалифицированных специалистов. Именно поэтому Ирландия активно включилась в процесс поиска "мозгов" по всему миру, в том числе и в Канаде. Наряду с США и странами Западной Европы Ирландия становится агрессивным участником рынка хорошо обученных специалистов. Канада не смогла достичь поставленных перед собой целей, связанных с заполнением вакансий на рынке труда. При этом дефицит специалистов составил 20 тысяч только за прошедший год. Так что же стало причиной такого положения? Это отнюдь не "непривлекательность" Канады и не канадский климат. А это сама иммиграционная система и громоздкий механизм отбора и оформления специалистов. При существующей схеме эта категория иммигрантов предположительно должна составлять 60% от общего количества всех канадских иммигрантов. Всем известно о существовании списка предпочтительных профессий, составленного федеральным правительством, где перечислены профессии, в которых больше всего нуждается канадский рынок труда. Если профессия аппликанта указана в данном списке, при этом у соискателя есть высшее образование и он обладает знанием английского или французского языка, то "Канада ждет вас!". Однако процесс ожидания разрешения может затянуться до трех лет. Иммиграционные службы страдают от недофинансирования и неукомплектованности штатов, а кроме того, иммиграционные офицеры, занимающие руководящие должности в Оттаве или в представительствах за границей, слишком далеки от проблем канадского рынка труда, чтобы понять безотлагательность их решения. В стремлении сэкономить деньги и ускорить процесс иммиграции Оттава принимает на работу в иностранные представительства граждан тех стран, где они открыты. Эти визовые офицеры принимают решения о соответствии профессиональной подготовки заявителей требованиям канадского рынка труда, а также о их возможностях адаптироваться к жизни в Канаде. Многие из этих офицеров, а особенно те, кто работает за пределами Северной Америки и Европы, часто имеют весьма поверхностное представление о жизни в Канаде.

Проблемой является и то, что список профессий не пересматривался с 1993 года. К примеру, профессия WEB-мастера в списке не значится. Оттава давно признала этот недостаток, но никаких мер пока еще не предпринято. Потенциальный иммигрант не может начать работу в Канаде до тех пор, пока процесс оформления документов не завершен. С одной стороны, заявителю говорят, что его опыт и профессия очень нужны в Канаде, а с другой — оказывается, что он не может приступить к работе еще два года. Именно этот парадокс больше всего вредит репутации Канады.

Чтобы как-то выйти из создавшегося положения, правительство Канады предпринимает попытки, направленные на ускорение выдачи рабочих виз. Рабочая виза позволяет специалистам заполнить вакансии на строго определенный контрактом срок. Но это не является иммиграцией, и потому количество желающих (а особенно семейных) никогда не будет значительным. Очевидно, что Канаде нужен более эффективный способ привлечения высококвалифицированных специалистов и оформления иммиграционных документов. Было бы намного лучше передать выполнение некоторых из этих задач частному сектору. Частный сектор хорошо знает рынок труда, может с большей точностью определить дефицитные профессии и, что особенно важно, предоставить рабочие места. Конечно, это не значит, что весь иммиграционный процесс должен быть передан в частный сектор. Однако правительство вполне могло бы позволить такому важному сектору экономики, как электронная промышленность, самостоятельно начать поиск специалистов за рубежом. Понятно, что речь идет только о тех вакансиях, которые не могут быть заполнены канадскими специалистами.

Таким образом, правительство, передав выдачу рабочих виз частному сектору, оставило бы за собой иммиграционный процесс по семейному спонсорству, беженству и другим категориям иммигрантов, не имеющих гарантированного места работы. Получив рабочую визу и приступив к работе, потенциальный иммигрант может проходить иммиграционный процесс в обычном порядке.

Преимущества такого подхода очевидны. Более того, именно такой подход позволит Канаде выиграть в конкурентной борьбе за привлечение высококвалифицированных работников. Главный козырь в этой борьбе — предложение гарантированного рабочего места при одновременном прохождении иммиграции. К тому же работа по специальности поможет быстрее интегрироваться в канадское общество. И тогда, может быть, нам больше не придется читать печальные истории о докторе наук, который развозит пиццу. Вполне справедливо, что работодатель будет нести некоторые затраты при приобретении специалистов. Но ведь именно он получает все выгоды от работы высококвалифицированных кадров.

В Оттаве ведется много разговоров о необходимости реорганизации системы поиска специалистов. Возможно, настало время подумать о том, как, сохранив саму стратегию поиска, избавиться от ее недостатков.

Конечно, предлагаемое решение вызовет много вопросов. И самый главный — кто же, в конце концов, будет принимать окончательное решение об иммиграции? Частный сектор или правительство, которое, хотя и знает, что хорошо для Канады в целом, все-таки менее приспособлено для эффективного решения поставленной задачи?


Питер Джонсон, иммиграционный адвокат фирмы Rekai and Johnson Globe and Mail, перевод Елены Соколовой

© Интернет-Центр русскоязычной общины Канады, 1999—2000.
© C. S. Arbiter, разработка и поддержка, 1999—2000.