вывести карту выпусков

выбрать выпуск:

отсортировать по рубрике:

выбрать материал выпуска:

Прекрасная земля разногласий

Новая Шотландия (Nova Scotia) – одна из четырех Атлантических провинций Канады. Она расположена на 45-й параллели на полпути между экватором и Северным полюсом. Умеренный, достаточно теплый климат, плавный рисунок холмов и лесные массивы создают ощущение комфорта и неторопливости. И кажется, что только беспокойный океан может нарушать мерное течение жизни в этих краях. Ведь именно его волны принесли сюда корабли первых европейцев, начавших писать удивительно бурную и противоречивую историю колонизации Северной Америки, впитавшую в себя причудливое переплетение человеческих судеб, реальности и вымысла. Новая Шотландия – Cultural bonanza – сокровищница культурных традиций Канады, земля, хранящая историю освоения всего континента.

Население Новой Шотландии – это потомки индейцев, населявших эти территории до прихода колонизаторов, акадийцев – этнической общности, также имеющей собственные традиции и устои, шотландцев, многие из которых сохранили как свои обычаи, так и кельтский язык, а также потомки английских и французских поселенцев.

История, давшая корни самобытному миру Новой Шотландии, началась в незапамятные времена и продолжается сегодня, формируя одну из главных ценностей канадской действительности – бережное отношение к культурно-историческому наследию разных народов.

Первые поселенцы Новой Шотландии – индейские племена, в том числе индейцы племени Mi`kmag. Именно их обычай обмазывать тело красной глиной и лег в основу прозвища "краснокожие", распространившегося потом на всех североамериканских индейцев. После открытий Джона Кабота и Жака Картье территория стала медленно осваиваться европейцами, и первые события, имеющие решающее значение для освоения новой земли, можно отнести к началу XVII века.

Это время служит точкой отсчета развития драматических событий на атлантическом побережье в области, известной как Акадия. Большинство первых акадийцев были, вероятно, фермерами из западной Франции. В то время интерес европейцев к этим местам был обусловлен, в первую очередь, большими возможностями для вывоза ценной пушнины. Pierre Guast и Sieur Monts, подданные французской короны, получили монополию на торговлю мехом.

В 1604 году Sieur Monts и 79 членов его команды причалили к берегам Акадии. В их числе были Chlamplain, Poutrincourt, Grave Du Pont и Pontgrave, имена которых хорошо известны в истории освоения континента.

Изучая земли, расположенные по побережью залива Fundy, Sieur Monts находит залежи чистой меди, которые, по преданию, принадлежали индейцам. Затем на одном из островов исследователи находят необычайно большой аметист. Камень был сломан, и Monts забирает одну половину драгоценной находки. Впоследствии аметист был огранен, вставлен в красивую оправу и преподнесен в дар королевской семье.

Первая экспедиция не стала продвигаться в глубь новых земель, а осталась на одном из островов залива. Несколько ее членов, среди которых были Grave Du Pont и Poutrincourt, направились обратно во Францию до наступления зимы. Оставшихся ожидали суровые холода и цинга. По неточным данным, только 11 человек сумели пережить ту зиму.

Grave Du Pont вернулся обратно в июне 1605 года, приведя с собой два судна, груженых запасами продовольствия и предметами первой необходимости. Прибыли с ним и новые поселенцы. В течение следующих шести недель было исследовано все побережье залива с целью найти наилучшее место для основания поселения. Так был появился Port Royal (современный Annapolis Royal) – первое французское поселение Канады. Grave Du Pont, Chlamplain и 45 первых поселенцев остались зимовать, а Monts и Poutrincourt возвратились во Францию.

В 1606 году Poutrincourt и еще 50 новых колонистов прибыли к берегам Акадии. Начинается обустройство новой территории, поселенцы строят дома, обзаводятся первыми домашними животными и скудным скарбом. Казалось, что начало новой благополучной жизни близко. Но в 1607 году Monts потерял монополию на торговлю пушниной, что, скорее всего, было следствием возросшей конкуренции среди французских торговцев. Колонисты покинули Акадию, оставив ее на попечение индейцев. Впоследствии, вернувшись на свои земли, они продолжали развивать пушной промысел и начали засевать первые зерновые культуры.

Побережье залива Fundy постепенно осваивалось и обрастало новыми поселениями. Но уже тогда стало ясно, что Акадия станет ареной ожесточенной битвы двух религий и двух великих держав за обладание этой территорией. Франция и Англия оспаривали право владеть ею.

Англия, успешно осваивавшая новые территории, сделала решительный бросок на эти земли. B 1621 году шотландец Сир Вильям Александр (Sir William Alexander) по указу короля Джеймса I получил в баронетство территорию между Новой Англией и Ньюфаундлендом и назвал ее Nova Scotia. Позднее это название закрепилось за всей провинцией. В 1629 году сын Сира Вильяма привез 70 поселенцев в Port Royal и основал форт Charles.

В 1632 году эти земли вновь отошли к французам, и многие шотландцы покинули их. Кардинал Ришелье по совету своего кузена Разильи (De Razilly), начинает активную колонизацию земель Акадии. 4 июля 1632 года два транспортных судна подошли к ее берегам. На них прибыло 300 человек. Период с 1632 по 1653 годы – время, когда первые поселенцы начинают обзаводиться семьями и осознают себя как общность людей, объединенных определенным жизненным укладом и моральными принципами. Среди прибывших в Акадию в это время было около 20 семей, остальные обзавелись семьями уже в Акадии. Сегодня миллионы потомков этих первых поселенцев разбросаны по всему миру.

Следствием роста количества новых поселений становится развитие сельского хозяйства. Но в первую очередь развиваются рыболовство и торговля пушниной, приносившие в то время баснословную прибыль. Среди вельмож зреют разногласия и начинаются распри, приводящие к ослаблению в управлении Акадией.

Следующий период акадийской истории (1654—1670 гг.) характеризуется значительным ослаблением французского влияния. В 1654 году англичане атакуют Акадию и разрушают большинство поселений, в том числе Port Royal. В результате междоусобиц и бесконечных войн существовавшие некогда списки поселенцев и нотариальные записи были утеряны и точное количество поселенцев на этот год не установлено.

В 1666 году Франция принимает решение не посылать больше колонистов в Новый Свет, считая эти действия непопулярными. В то же время, множество англичан принимают решение двинуться на освоение новых земель в поисках лучшей доли или спасаясь от религиозных притеснений. В то время акадийские поселения были немногочисленны. В 1670 году в Акадии насчитывалось около четырехсот человек (для сравнения: в Массачусетсе – 40 000). Большинство жителей, проживающих там, уже были урожденными акадийцами.

С 1670 по 1689 год Акадия опять находится под французской короной. Из-за того что эта территория находилась поочередно под контролем воюющих держав, акадийцы подвергались нападкам то с одной, то с другой стороны и часто оказывались втянутыми в споры и разногласия. Они получали помощь со стороны Франции, но в то же время не могли противиться соблазну торговать с Англией.

Период 1690—1709 гг. характеризуется увеличением числа нападений со стороны англичан. Французский гарнизон в Акадии был малочисленным и не мог противостоять натиску Вильяма Фиппса (William Phipps), подошедшего к Port Royal с двумя судами и семьюстами человек команды. Взяв пленных из числа французских солдат, он отбыл в Бостон. В плен попал и тогдашний командующий французским гарнизоном Meneval. Как сложилась его судьба, неизвестно, но его преемник Joseph Robinau de Villebon перенес свой штаб в район реки St. John.

Связь между поселенцами осуществлялась, в основном, по рекам, особенно зимой. Для перевозки грузов использовались обычно каноэ. Когда река покрывалась толстым льдом, прибегали к снегоступам, а каноэ тащили волоком. Каноэ изготовлялись из коры деревьев и были очень легки и маневренны. У акадийцев были также и большие рыбацкие лодки, которые они использовали для перевоза особо тяжелых грузов. Реки были практически единственным путем, по которому доставляли пушнину до портов.

Для того чтобы как-то обезопасить себя от агрессии со стороны англичан, акадийцы выражают готовность принести присягу преданности британской короне. С этого момента вопрос о присяге станет ключевым в отношениях между англичанами и поселенцами. Акадия была самой слабой колонией в Северной Америке того времени. Войны в Европе дали англичанам повод вновь напасть на Акадию. 20 сентября 1696 года англичане нанесли колонии большой урон: были сожжены и разграблены дома и церковь, повреждены дамбы.

Находясь в эпицентре французско-английского конфликта и несмотря на него, акадийцы получали патоку, бренди, посуду и другие товары английского производства. Французы поставляли зерно и товары собственного производства. Дошедшие до нас данные переписи населения 1698 года говорят о некотором увеличении численности акадийских поселений, поголовья домашнего скота и боеприпасов. В Акадии сформирована собственная культура, и поселенцы уже не считают себя французами. Акадийская культура и быт зарождались под влиянием не только французских, но и индейских и английских традиций, создавая самобытный мир и формируя собственные моральные устои. По имеющимся данным население Новой Шотландии было следующим: ТАБЛИЦА!

Последним французским губернатором Акадии был Daniel d`Auger de Subercase, гарнизон которого насчитывал всего 160 солдат, большинство из них были молодыми людьми, не имеющими военного опыта. Естественно, что они не могли противостоять превосходящим силам противника. Губернатор несколько раз запрашивал помощь у Франции, потерявшей интерес к своим акадийским владениям. 24 сентября 1710 года к берегам Акадии подошло 5 английских судов с войском в 3 400 человек, и всем было очевидно, что сопротивление бесполезно.

Следующее десятилетие в истории Акадии интересно тем, что в результате подписания 13 апреля 1713 года соглашения The Treaty of Utrecht Акадия, став официально британской территорией, все же находилась под французским влиянием.

Англичане выдвинули перед акадийцами требование об уплате ежемесячных податей деньгами, домашней птицей и оружием. Впервые из-за разногласий с местным населением, не желавшим платить налог, был составлен список поселенцев, облагаемых налогом, пропорционально их платежеспособности. Власти пытались употребить все возможные меры для сбора налогов. Однако эти планы не были реализованы, так как тяжелые условия и болезни значительно сократили численность гарнизона, оставленного в Акадии под командованием полковника Ветча (Vetch).

Акадийцы не привыкли подчиняться кому бы то ни было и использовали любые предлоги для уклонения от уплаты налогов или участия в работах по строительству оборонительных сооружений на стороне англичан. По свидетельству историков, оправданий находилось множество: то угроза нападения индейцев, то нехватка тягловой силы, то слабый лед на реке – всегда что-то мешало акадийцам быть покорными полковнику Ветчу. Эта репутация "нелояльных людей" сохранилась за ними на многие годы.

В это время как никогда остро встает вопрос о принесении присяги Британской короне. Королева Англии Анна направляет губернатору Акадии Николсону (Nicholson) письмо, датированное 23 июня 1713 г., в котором содержатся достаточно точные указания относительно дальнейшей судьбы акадийцев. Британия готова предоставить поселенцам защиту и помощь, для чего они должны признать себя английскими подданными и принести присягу верности короне. Все желающие считаться таковыми, должны соблюдать английские законы и защищать границы английского государства. Те, кто не желает становиться британскими подданными, могут покинуть пределы колонии, продав свое недвижимое имущество. На принятие окончательного решения отводился один год с момента подписания соглашения.

Большинство акадийцев готовились к отъезду, но английские власти чинили им препятствия, несмотря на существование письма королевы Анны. Полковник Ветч, не позволявший акадийцам покинуть колонию, обрисовал причины, побуждавшие его поступать так в письме от 24 ноября 1714 года, направленном в Лондон. Он писал, что французы склоняют акадийцев двигаться на французские земли, обещая помочь переселенцам рыболовными судами и провиантом. Переселение колонистов означает значительное усиление французской колонии не только в сфере торговли пушниной и рыбном промысле, но и в военном отношении. Ветч особо подчеркивает, что 100 акадийцев, умеющих делать все: строить каноэ, использовать снегоступы и, кроме того, знающих местность и обычаи соседей, более полезны, чем 500 солдат, приехавших из Старого Света. Кроме того, если колонисты оставят свои земли, английская колония вернется к первобытному состоянию, лишившись рабочих рук и скота.

Жители Акадии ожидали разрешения на отъезд. Принятие присяги означало для колонистов участие в вооруженных столкновениях с французами на стороне англичан. Учитывая тесную связь с Францией, это было для многих неприемлемо. Кроме того, Франция, никогда не оставлявшая надежды окончательно подчинить Акадию своему влиянию, предложила акадийцам новые земли для заселения. Представители поселенцев выехали осмотреть новые места, но их ожидало разочарование. Предложенная земля была бедна и неплодородна. Возможно, Франция рассматривала это переселение, в первую очередь, с точки зрения создания нового форпоста на границе английских владений.

Однако по некоторым сохранившимся документам можно судить, что акадийцы были готовы на решительный шаг ради сохранения своих религиозных убеждений и французских корней. Для них также представлялось невозможным разрушить мир, который формировался в тесном взаимодействии с индейскими племенами.

Для выяснения ситуации в колонию прибывает губернатор Николсон. Он приезжает летом 1714 года, а в начале августа этого же года умирает королева, и это приводит к тому, что ситуация неожиданно заходит в тупик. Указанный королевой срок истек, а акадийцы и не принесли присягу, и не смогли покинуть территорию Акадии. Многие из них были настолько уверены в отъезде, что не стали засевать поля.

В 1715 году в Акадию прибыли два английских чиновника с предложением принять присягу. Акадийцы выразили готовность принести присягу, но она не должна была быть безоговорочной. Поселенцы все еще готовы были уехать, но английские власти не пускали французские корабли в гавань и не позволяли акадийцам покинуть колонию, хотя и не получали соответствующих официальных указаний. В одном из своих писем полковник Ветч пишет, что "акадийцы ушли бы, если могли". Но их выезд окончательно разрушил бы экономику Новой Шотландии.

С 1713 по 1720 правительство Новой Шотландии ввело в Акадии режим, близкий к военному положению. В 1720 военное положение отменили, и в Акадии стала действовать английская законодательная и судебная власть. Акадийцы выбрали 24 депутата из наиболее видных людей сообщества, в обязанности которых входило доносить до правительства потребности народа.

Ветч повторно выставил требование принести присягу, но акадийцы продолжали утверждать, что безоговорочная присяга невозможна. Три аргумента, которые они выдвигали – их религиозные убеждения, тесные отношения с Францией и боязнь конфликта с индейцами, продолжали удерживать их от этого шага.

Новый губернатор, генерал Филипс (Philipps), прибыл в Port Royal (к тому времени уже Annapolis Royal) в 1720 году. Он выпустил прокламацию, в которой говорилось, что акадийцы должны принести безоговорочную присягу или покинуть колонию в течение 3 месяцев. В прокламации говорилось, что все движимое и недвижимое имущество должно быть оставлено в колонии. Он полагал, что столь суровые меры заставят акадийцев принять присягу. Однако акадийцы сопротивлялись, ссылаясь на возможные нападения со стороны индейцев. Поняв, что они не могут переправиться в новые земли морем, они начинают осваивать сухопутный путь в направлении французской колонии.

Одним из самых крупных и быстро растущих французских поселений того времени можно считать форт Луисбург (Louisbourg или Ile Royale), разрушенный англичанами в 1758 году. На его основание была затрачена сумма, эквивалентная $30 миллионам – огромные средства для Франции того времени. Сюда постоянно прибывали суда с товарами. Французская область Cape Breton в то время была центром рыболовного промысла и торговли. Франция посылала одежду, домашний скот, древесину, овощи. Назад вывозили патоку, сахар, ром, кофе и табак. Акадийцы не должны были торговать с Францией, однако так или иначе участвовали в торговле. Силы англичан еще не были столь значительны, чтобы контролировать этот процесс.

В 1730 году акадийцы приняли присягу, предложенную Филипсом. Текст присяги предполагал безоговорочное подчинение королю Англии:

“I sincerely promise and swear, as a Christian. That I will be utterly faithful and will truly obey His Majesty King George the Second, whom I acknowledge as the sovereign Lord of Nova Scotia and Acadia. So help me God”

Но присяга имела продолжение, в котором говорилось, что акадийцы не будут обязаны браться за оружие в борьбе против Франции и против индейцев, так же, как они обещали не поднимать оружие против Англии. Эта часть присяги была официально утверждена, но была устной, и Филипс не внес ее текст в копию, посланную в Англию.

Акадийцы подписали текст присяги, подписи были заверены священником и нотариусом. С этого года на целых 20 лет наступил долгожданный мир. Хотя Англия запретила акадийцам заселять новые земли, быстрый рост населения колонии вынуждал к этому. Кроме того, Англия была заинтересована в расширении своих владений за счет их освоения местными подданными.

Англичане не разрушили религиозных верований акадиийцев. Как население любой изолированной области Англии, акадийцы были самобытны. Их отличала высокая грамотность и трудолюбие. Это были мастера своего дела, хорошо разбирающиеся в вопросах торговли. Кроме того, акадийская община имела высокие моральные принципы.

Война, вспыхнувшая в Европе в 1740-х, опять принесла смуту и разлад. Франция надеялась, что лояльные к ней акадийцы будут поддерживать ее и предприняла попытку вербовки солдат из акадийцев. Англия, со своей стороны, опасалась беспорядков и восстаний. Хотя большинство акадийцев оставались нейтральными, обстановка вокруг Акадии опять начинает накаляться.

Франция вновь захотела овладеть Акадией. Французские войска вторглись на территорию колонии и пытались склонить население на свою сторону. Акадийцы не хотели втягиваться в конфликт и отказались оставить французских солдат даже на зимовку. В 1747 году к берегам Акадии был направлен большой флот. Но сложные погодные условия, суровая зима и сильные шторма препятствовали проведению быстрых военных операций, и англо-французский конфликт затянулся, охватывая все новые и новые территории.

В 1749 году был основан Галифакс (Halifax), куда был переведен штаб английской правительственной армии. Возникновение этого форта демонстрировало растущую мощь Англии и ее намерение твердо отстаивать свои территории. Галифакс – сердце Новой Шотландии, имел огромное стратегическое значение, и британские военные власти построили целый ряд укреплений, образующих единый комплекс защиты.

В сложившейся обстановке английское правительство сочло необходимым вновь поднять вопрос о принесении уже безоговорочной присяги акадийцами. Принять решение следовало до 26 октября, после чего отказавшиеся теряли права на свою собственность. Акадийцы были готовы повторить слова присяги, данной ими во времена полковника Филипса, однако половинчатое решение уже не устраивало англичан.

Начался период переговоров. В лагере англичан не было единого мнения, многие понимали, что акадийцы тверды в своем намерении и их исход из английских земель будет серьезной проблемой для дальнейшего экономического развития области. Однако новый губернатор Чарльз Лоуренс (Charles Lawrence) занял жесткую позицию, и с 1755 года начинается массовый исход акадийцев в новые земли. В этом году Port Royal, Grand Pre и Beaubassin покинули около 6 000 человек. В основном они двинулись в американские колонии. В 1756 г. в Европе началась семилетняя война между англичанами и французами. В 1758 году еще около 3 000 человек покинули Акадию, направившись во Францию. Но там они оказались тоже чужими. Их быт, традиции, язык изменились. Кроме общей религии и родственного языка, ничего более не объединяло их с французами.

1758 год был знаменательным не только в истории Акадии, но и в истории всей Новой Шотландии. Это было время формирования единого законодательного органа и Nova Scotia стала первой британской колонией, имеющей собственное правительство.

Исход из Акадии прекратился только с окончанием войны в 1763 году. Акадийцы растеклись по разным странам, образуя небольшие поселения.

Численность акадийцев в некоторых регионах в 1763 г.: Connecticut - 666 Maryland - 810 Massachusetts – 1 043 New York - 249 Pennsylvania - 383

Затем наступил период внутренней миграции, которая охватила значительные территории. Потерявшие родину семьи движутся из страны в страну, из провинции в провинцию в надежде обрести постоянное пристанище. В 1760-х годах около 1 500 акадийцев из американских колоний и Новой Шотландии направились в Луизиану. Сюда же прибыли еще около 1 600 человек из Франции. До нас дошли списки пассажиров 7 судов, на которых акадийцы прибыли в Луизиану. Сегодня луизианские акадийцы, или Cajuns, называют свои новые земли Акадианой. Но это уже другая история.

Период миграции акадийцев после того, как они покинули родину, закончился только к 1786 г. Некоторые из них вернулись на канадскую землю, обосновавшись в Новой Шотландии, другие двинулись в большие города, например, в Квебек и Монреаль, где и ассимилировались. Те, кто пытался вернуться на свои земли в Акадию, увидели их уже занятыми. Правительство предложило им занять новые территории. За следующие несколько лет акадийцы обосновались в новых областях. Некоторым удалось сохранить свое сообщество, и сегодня мы можем встретить самобытную акадийскую культуру в провинциях Nova Scotia, New Brunswick и Prince Edward Island.

Прошло столетие. В 1880 г. Квебек пригласил акадийцев собраться на конвенцию. Инициатором этого было Societe Saint Jean Baptiste. Первая национальная конвенция была проведена в 1881 году. На ней было принято решение создать Акадийский конгресс, и в течение последующих лет акадийские ассамблеи проводятся регулярно. На Второй национальной конвенции, проходившей в провинции Prince Edward Island в 1884 году, были утверждены акадийский флаг и гимн.

За его основу принят флаг Франции – французский триколор символизирует уважение к давним традициям, а помещенная в верхнем левом углу золотая звезда символизирует святую хранительницу Акадии Virgin Mary, упоминающуюся и в гимне. Сегодня, этот флаг развевается в разных частях света.

Главный метод идентификации — по корням фамилий, сохранивших связь с предыдущими поколениями. В 2 000 году в Новой Шотландии будет проходить около 800 фестивалей, среди которых фестивали акадийской музыки, искусства и культуры. Тысячи людей, сохранивших свои уникальные корни, примут участие в театрализованных действиях и шоу. Конечно, большинство Мартинсов (Martins) и Ричардсов (Richards) не считают себя акадийцами, но кто знает… ведь эти фамилии несут память о первых акадийцах, причаливших к берегам Новой Шотландии.


Вероника Гаджили

В наши дни история Акадии и ее культурные традиции вызывают все больший интерес, и число желающих принять участие в таких ассамблеях стремительно растет. В 1994 году в провинции New Brunswick был проведен Первый всемирный конгресс акадийцев, а в 1999 году в Луизиане – Второй всемирный конгресс. Следующий намечен на 2004 год, когда будет отмечаться 400-летие основания Акадии. Рассеянные по всему миру, потомки акадийцев сумели сохранить живой интерес к своему прошлому. Сейчас за редким исключением доказать свое происхождение от первых переселенцев достаточно трудно: бурная история Акадии, насыщенная войнами и странствиями, не может похвастаться большим количеством сохранившихся документов и нотариальных записей.

Историческая стравка

1820 год – область Cape Breton потеряла статус независимой колонии и стала частью Nova Scotia.

1 июля 1867 года Nova Scotia и три других области объединились в Конфедерацию. Долгое время Nova Scotia лидировала в кораблестроении, рыбном промысле и экспорте древесины. Но стремительное развитие цивилизации стало расставлять свои акценты – новая железная дорога открыла путь внутрь страны, к сильным Квебеку и Онтарио.

В 1840 году спуск на воду первого трансатлантического парохода торговцем из Галифакса Сэмюэлем Кунардом (Samuel Cunard) означал закат эры парусного судоходства и строительства деревянных судов. Для провинции Nova Scotia наступило новое время.

© Интернет-Центр русскоязычной общины Канады, 1999—2000.
© C. S. Arbiter, разработка и поддержка, 1999—2000.