вывести карту выпусков

выбрать выпуск:

отсортировать по рубрике:

выбрать материал выпуска:

Все на продажу

Действительно ли на телевидении все продается? Могут ли сценарии и стиль телепрограмм и сериалов быть средством манипулирования в угоду политическим, идеологическим и финансовым интересам?

К сожалению, да. Независимость художника и в лучшие-то времена на телевидении была сомнительной, а сейчас и вовсе оказалась под угрозой. Она не нужна тем, кто хочет навязать телепрограммам свою интерпретацию смыслового содержания и стиля. Она не нужна правлениям телекомпаний, всегда готовым услужить заказчику.

Вот, например, новая стратегия Белого дома. Согласно ей телекомпании, в передачах которых будет содержаться антинаркотическая пропаганда, будут вознаграждаться соответствующим образом. Представители правительственного учреждения с внушительным названием Отдел государственной политики по контролю над наркотиками внимательно просмотрели все самые рейтинговые программы, такие как "Скорая помощь", "Чикаго Хоуп", "Прикосновение Ангела" и т.д., выискивая эпизоды, которые учили бы детей тому, что кокаин, героин и марихуана — это зло. Если какая-то из программ вызывала их одобрение, то телекомпания, представляющая ее, получала от правительства выгодные кредиты.

Продюсер Гейл Берман, услышав об этой закулисной антинаркотической торговле между телекомпаниями и правительством, назвал ее отвратительной: "Правительство не должно подобным образом вмешиваться в творческий процесс".

Однако очень скоро гиганты телеиндустрии и наиболее преданные им средства массовой информации сомкнули свои ряды. "Раздутая из ничего проблема", — заявила президент телекомпании АВС Патриция Файли-Крушел. "Все это преувеличено", — вторит ей коммерческий журнал "Вэрайети". "На самом деле все не так", — объясняет Дик Вульф, продюсер сериала "Закон и порядок". В большинстве случаев — убеждают они — телекомпании получали доллары за определенные эпизоды только после окончания работы над ними. Белый дом не подвергал их предварительной цензуре, так что никакого нарушения свободы слова не было.

Героиня популярного телесериала "Друзья" Рашель в одном из эпизодов стала проявлять буквально нездоровый интерес к столику от мебельной фирмы Pottery Barn. Эта нелепая страсть объясняется отнюдь не сюжетными перипетиями, а гораздо проще: компания Warner Bros заключила договор с Pottery Barn о содержании этой сцены. А на следующий день после выхода фильма в телеэфир, вышел каталог, в котором наряду с другой продукцией фирмы (случайно, как рояль в кустах) значится пресловутый столик — всего за 500 долл.

В том, что касается патриотической идеологии на телевидении, канадские телепрограммы, возможно, и не так красноречивы и громогласны, как американцы, однако и они счастливы при возможности обменять содержание своих телепередач на наличные. Демонстрирующаяся сейчас на ТВ серия исторических документальных фильмов об иммиграции в Канаду

A Scattering of Seeds создавалась при активной поддержке нескольких правительственных департаментов, которые стремились преподнести зрителям свою идеологию в эффектной драматической упаковке. Например, Департамент по делам гражданства и иммиграции внес 476 тыс. долларов на создание сериала и подписал контракт с продюсерской фирмой White Pine Productions, согласно которому опыт иммиграции должен интерпретироваться как "оптимистический и вселяющий надежду". По контракту Департамент имел право влиять на изменения сценария, процесс съемок и окончательный монтаж фильма. Обнаружив, что в сценарии нет сюжета о китайских иммигрантах — основной составляющей иммиграции в Канаду — Департамент потребовал создать дополнительный эпизод на эту тему, и это требование было выполнено.

Телепрограммы и фильмы превращаются в рекламу различных политических или коммерческих идеологий. В Интернете уже есть сайты (например, http://www.asseenin.com) с информацией о том, где можно купить одежду, которую все видят в фильмах Aaron Spelling TV: "Седьмое небо", "Беверли Хиллз 90210", "Зачарованные". Компания Spelling Television, естественно, является участником этого мероприятия и получает солидный кусок пирога за то, что превращает своих актеров в манекены.

На сегодня практически все согласны с тем, что Белый дом не должен осуществлять прямой или опосредованный контроль за содержанием популярных телепередач. "Важные для общества ценности могут быть отражены лучшим образом в телевизионных программах в том случае, если они важны и для создателей программ, а не навязаны сверху правительством", — считает Дэвид Киссинджер, президент Studios USA. Но если продолжить эту мысль, становится непонятно, почему навязывание Белым домом сценариям телепрограмм антинаркотической пропаганды представляется недопустимым, но совершенно спокойно воспринимается навязывание коммерческими компаниями своего представления о том, что хорошо и красиво. Потому что для продюсеров действительно важно моральное превосходство свободного рынка? Дэвид Киссинджер не смущается: "Pottery Barn не представляет такой угрозы нашим гражданским правам и свободам, как федеральное правительство".

Закрывающий на все глаза Голливуд настолько основательно смешал творческое содержание с соображениями коммерческой выгоды, что уже не может отличить потоки доходов от социальных ценностей. Если заказчик платит за включение в сценарий эпизода с нужным ему определенным смыслом, то главное для продюсера — можно ли его хорошо "продать" публике и достаточно "органично" вписать в общий сюжет (излюбленный художественный термин продюсеров). Если можно, то нет и никаких проблем.

Но проблемы все-таки существуют. Тонкость и органичность, с которой обыграна в эпизоде фильма одержимость Рашель мебелью от Pottery Barn, и делает эту рекламу такой успешной. И такой коварной. Именно косвенное воздействие на уровне подсознания, намного более мощно, чем прямая пропаганда, которую и надеялся использовать Белый дом в своем крестовом походе против наркотиков.

Продюсеры и руководители студий не только отсылают сценарии на предварительный просмотр в Белый дом и Пентагон, но и консультируются и ищут одобрения у таких групп, как Национальная компания по предотвращению беременности среди подростков, Национальная ассоциация развития цветного населения Америки, Союз гомосексуалистов и лесбиянок против диффамации, члены которых считают, что на телевидении их игнорируют, а если изображают, то злоупотребляют стереотипами.

"Эти глупые американцы", — говорим мы со снисходительной усмешкой, наблюдая за всем этим из "благополучной" страны, где тревога, вызванная злоупотреблением наркотиками, еще не достигла размеров национальной истерии, а военные слишком заняты своими прямыми обязанностями, чтобы иметь время запрещать какие-то телепрограммы. Но, как ни странно, канадское правительство в гораздо большей степени занимается финансированием и контролированием телепрограмм, чем в Америке. Однако вмешательство политиков и чиновников в создание телепередач и навязывание ими своей идеологии телевидению, которые так шокируют американцев, в Канаде воспринимается как единственно возможный способ существования телеиндустрии.

Когда Канадская комиссия по вопросам радио, телевидения и телекоммуникациям недавно возобновляла лицензию телекомпании СВС, она присовокупила совет, который больше похож на угрозу.

"Корпорация, — заявила Комиссия, — должна понимать свой долг… пропагандировать важные для нашего общества ценности. В их число входит равенство полов, неприменение насилия, ограничение рекламы, адресованной детям." По сравнению с подобным диктатом позиция Белого дома выглядит невинной.

Прибавьте к этому программу различных льгот при оплате лицензии, которую реализует созданный при поддержке правительства Канадский телевизионный фонд, основным условием которой является обязательство телекомпаний пропагандировать "истинно канадские" ценности. Отсюда становится понятным, почему так много программ канадского телевидения выглядят как пропагандистские ролики "исторического наследия". И почему столько канадцев смотрит американское телевидение, хотя они всего-навсего получают еще порцию чьей-то официальной идеологии.

Канадские писатели, сценаристы и продюсеры так же, как и их американские коллеги, очень быстро усвоили, что от них требуется, и создают именно такую продукцию, которая удовлетворит власть и деньги имущих. Изо всех сил стараясь не задеть, кого не надо задевать, выискивая многообразие, как было велено, всячески демонстрируя патриотизм, создавая страшные рассказы о вреде наркотиков и превращая своих героев в наркоманов от мебельной фирмы Pottery Barn, они лепят свои передачи. А после того, как все демографические исследователи, важные комитеты и влиятельнейшие рекламодатели закончили “вносить свой вклад” в ее создание — мы получаем ту гладенькую, прилизанную, не содержащую никаких сюрпризов программу, которыми так заполнен телеэфир в прайм-тайм.

Это замечательное объяснение того факта, что переполненный сценами секса, насилия, "многообразно" вызывающий и даже оскорбительный сериал The Sopranos, отвергнутый телекомпаниями, привлек такое внимание и завоевал столько хвалебных отзывов зрителей. Его мудрый создатель Дэвид Чейз не искал одобрения и не спрашивал совета у других — никаких "специальных эпизодов" о вреде наркотиков в этом сериале нет.


Джон Аллеманг, 22 января 2000 г. The Globe and Mail (Перевод Елены Соколовой)

© Интернет-Центр русскоязычной общины Канады, 1999—2000.
© C. S. Arbiter, разработка и поддержка, 1999—2000.